FRIENDZONE

Объявление

20 июля: С 20 июля по 27июля открыт набор заявок на участие в конкурсе "Ролевая ИЮЛЯ". Успевайте записываться. Для победителей предусмотрены призы.

В ближайшие дни будет проведена чистка неактивных тем в Ярмарке проектов.

Всем, чудесного лета!
3 вечера со случайностью:

Подробнее об этом узнать здесь
Случайный форум:

Акция "Случайный форум"
Ролевая июля:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRIENDZONE » Ярмарка проектов. Сказочная фантастика » Отродье Каина: воздаяние


Отродье Каина: воздаяние

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

На городских улицах... Из отыгрышей.

Кайден Бронкс написал(а):

Всё-таки инспектор вызывал в нём некое чувство уважения. Хотя бы из-за видимого отсутствия страха: не наложил в штаны, не поспешил сдаваться, стрелять скоропалительно не начал. Хотя, стоит признать, что это значительно упростило бы ему задачу. Ну не было у него времени на всё это! Чертовски не хватало… петлей на шее, спертым воздухом в легких, напряженными жилами – он физически ощущал его нехватку.
Оливер беспрепятственно выплеснул в каменное лицо наболевшее, пока Кайден молча ждал. Ждал, пока скажет последнее, заключительное, неоспоримое и в то же время совершенно не обязательное…  Его могло и не быть вовсе. Разрешить можно всё прямо сейчас. Легким хрустом шейного позвонка в руке; за дверями лягут не успев понять, что происходит – Рой там; спуститься вниз, сказать …они ждут его. Да что там – многие уже решили, ему осталось только выйти, только подтвердить…Но он ждал. Пожалуй, это и была высшая степень проявления уважения со стороны Зверя: добровольно потратить драгоценные минуты на все это.
Но вот констебль, похоже, иссяк.  Теперь, когда все уже было сказано он слегка растерял запал и стал более отрешенным, спокойным (если это слово вообще можно было применять, хоть в некоторой мере, в данной ситуации)
Кайден все так же стоял лицом к лицу, внимательно смотря на собеседника, заложив руки за спину. Он не хотел пугать, делать лишние движения, говорить лишнее…тратить лишнее. Спустя мгновение он заговорил. Тихо, без угрозы, просто факты, как будто его целью было просто ввести Купера в курс дела.
- В городе вводится чрезвычайное положение, со всеми вытекающими из этого понятия последствиями. Это положение будет действовать до тех пор, пока я не посчитаю, что населению Лондона не угрожает опасность, а порядок и контроль - восстановлен.
Временно, для узнаваемости, наши люди обозначены красными нарукавными повязками. Такие же должны будут одеть и работники Скотлэнд Ярда, которые пожелают внести свой вклад в общеполезное дело. Пятьдесят людей, и числа которых я привел сегодня, остаются в Скотлэнд Ярде. Они приступят к выполнению обязанностей полицейских. Пускай это буде восстановлением равноправия – большинство из них ликаны.
Зверь приостановился, отделяя последующую часть, дабы дать возможность собеседнику сосредоточится на услышанном.
- Рой Конли назначается комиссаром полиции. Ты можешь, соответственно, занять пост помощника комиссара либо покинуть Скотлэнд Ярд и присоединится к штатским, так же, как и другие полисмены, не желающие присоединится и работать на благо общества. Естественно, оружие и полномочия вы в таком случае утратите. Я не допущу организации и существования силовой структуры внутри Фронта Народного Единства, по понятным причинам.
Еще несколько мгновений, и ещё меньше времени.
-  Если тебя всё ещё заботит моё отношение к каинитам – мы спустимся вниз и мои люди покажут свои «особенности». Поверь, не все из них при этом обрастают шерстью. Я всё сказал.

0

32

На городских улицах... Из отыгрышей.

Гордон Маккэйн написал(а):

Да, все-таки дел ожидалось куда больше, чем ожидалось на первый взгляд. Дел на официальном уровне. Когда ты повстанец-радикал, действующий против легитимной власти за право стать ею, все кажется не так-то плохо. Сейчас появился момент прямо ощутить на своей шкуре, что значит подавлять мятежи, уничтожать противодействующие группировки и устанавливать свои правила. Отчасти это было прекрасное чувство собственного превосходства над остальными - без нас вы лишь беспомощная свора. С другой стороны это связывает руки в крепкий обручальный узел с Англией. Шаг влево, шаг вправо - бездна. Уже нельзя как раньше лишать жизни не вовремя подвернувшихся протестующих. Прошли времена, когда про каждого можно сказать: у него руки по локоть в крови. Гордон внезапно осознал, что даже сейчас уже не помнит, в чью именно кровь была испачкана рубашка, насколько давнишние следы это были. Душа по-звериному тосковала по убийству. Все-таки сущность ликантропа внутри давала о себе знать даже таким, как Бойд.
Маккэйн с некоторой неохотой отвлекся от предоставленных минутах своих размышлений, глядя в окно, словно куда-то в самый эпицентр всей этой войны, кидающей свое отражение в огонь, и внимательно посмотрел на сидящего напротив Кайдена. Как всегда краток и ясен. Произнесенные им слова барон еще раз проговорил их про себя, делая сдержанный вздох.
Взять с собой ребят. Господь Милосердный, за какие грехи? Ответ напрашивался сам собой, но легче от этого не становилось, как не верти. Толпа испуганных, неотесанных оборотней, что способны создать шума больше, чем все Гости города вместе взятые? Предстоящий день обещает быть веселым. Но что же, хотя бы одно доставит удовольствие - лица каинитов, узнавших, что их ждет, не признай и не присоединись они к Лиге. Маккэйн, к слову, уже ознакомился с написанным на бумаге текстом и оказался доволен. Нет ничего лучше, чем держать вампиров на грани срыва, однако и здесь были свои недостатки.
- Не все каиниты смогут продержаться на одном гилле, - барон поднял взгляд на Бронкса, положив лист на стол, - И не все после этого, - Бойд постучал пальцем по бумаге, - Согласятся присоединиться к нам. Пойдут на принцип, как и мы когда-то, - Только мы смогли отстоять себя, а у них больше возможности не представится, - Нам нужно будет контролировать поведение каинитов, минимально, но контролировать. Разделить простое население на два лагеря - люди с оборотнями и отдельно вампиры. Выставить наших бойцов, я думаю, - Маккэйн, скрипя душой, не поскупился на комплимент, - Они смогут справиться в случае возникновения опасности, - Гордон замолчал, вновь взглянуть на город за окном, - Но что тогда делать с теми, кто согласиться? Каковы условия для них? Полное обеспечение? - лежащая на колене рука непроизвольно сжалась в кулак, непоколебимое внутреннее спокойствие на мгновение нарушилось, давая волю давней ненависти, но тут же восстановилось хозяином, - С этим что-то нужно поделать. Наши запасы крови не безграничны.

0

33

ЗАНЯТ

Ждёт как непосредственный вождь и  соигрок: Кайден Бронкс, а так же остальные члены Лиги и враги Лиги

http://sf.uploads.ru/yYP4M.jpg

Имя персонажа:
Бертрам Альваро Контрерас, иногда откликается и даёт по шее на прозвище Браво (обсуждаемо)

Возраст:
от 28 до 55 (обсуждаемо)

Пол:
мужской

Раса:
ликантроп (обращённый или истинный, кот или волк, на усмотрение)

Статус\профессия\положение:
рьяный трудяга Единой Лиги, один из доверенных соратников Зверя

Характер:
не давайте ему точку упора, иначе он перевернёт всё. Бертрам Контрерас именно из таких. Он вполне  искренен в своих порывах, попутное удовлетворение каких-то личных целей и блага - всего лишь побочный эффект надрывной работы и беспощадной самоотдачи, заслуженная награда, если хотите. Во всяком случае, сам считает именно так... И ведь в чём-то он несомненно прав.  И ведь тщеславен как дьявол, показать себя, заслужить репутацию перед признанным авторитетом для Бертрама  очень важно. Правда, если авторитет сменится, Контрерас не прыгнет за ним следом в пропасть, а продолжит творить вечное и доброе уже под крылом нового начальства. Возможно, даже вспомнит какие-то подозрительные поступки, замеченные за прежним боссом. Для себя, так спокойнее жить дальше.
Личность-локомотив, ставит цель и работает на неё не щадя ни себя, не других, может изрядно переусердствовать.
Как ни странно, впрочем, совсем не странно, стремясь выглядеть  джентльменом, солидным, состоявшимся, недолюбливает и презирает "чванливых ублюдков" из "бывших", особенно - имеющих наследственный титул. Членов Братства ненавидит единой массой, как врага. Высокопоставленных кинитов ненавидит смертельно.

Внешний вид:
на усмотрение игрока.

Краткая история:
"Если бы однажды твой дед , быть тебе знатным идальго и болтаться на виселице из лучшего дерева" - говаривала бабка. А бабка у Берта, как всякая представительница двуликого племени,  была долгожительницей, повидала всякого, и как родная Испания, рассевшись на половину старого света, ссорилась с Францией  и Турцией, и как заигрывала с давней ненавистницей  Англией, и как разваливалась на части, стремясь удержать корону и отдавленные соседями юбки. Последний грех под навалившимся Наполеоном Контрерасы наблюдали уже через морские просторы, ибо дед задолго до того по неким важным причинам нашёл Англию симпатичной, сильно опередив  в этом  официальные мнения, а это, знаете ли, чревато. Конечно, возможно, насчёт наследственного благородства кровей старая леди и привирала, ведь всем хочется почувствовать себя немного богопричастными. Но факт остаётся фактом: некий идальго обосновался в Ливерпуле, а затем перебрался и поближе к столице, благо, средства позволяли отхватить у одного из обедневших аристократов родовое имение.
Не снискав признания у местных надменных пэров,  с должным уважением относившихся к состоянию и деловой хватке, но так и не принявших "на равных" сына чужой империи, новоиспечённый джентльмен обратил благосклонный, а главное, прибыльный интерес на деловую сторону жизни... а так же сделал действительно благотворный вклад в научные изыскания, регулярно жертвуя лондонским обществам и отдельным поощрительные  суммы. Отдача не медлила, и все продвижения  в разработках улучшенных  сплавов и потенциально новых материалов немедленно претворялись в жизнь на сталелитейном заводе господина Контрареса.
Юность сулила молодому наследнику деда радужные перспективы. Он даже успел начать их  вкушать, получив образование и успев привыкнуть к мелким удобствам жизни привилегированного класса. Кто бы знал, что давняя  грызня двух древних кланов обратит в прах все мечты, и настанет время, когда  перспективному наследнику придётся вкалывать в ошейнике, как рабу, на том самом заводе, который должен был однажды перейти в его наследное владение. Именно там Бертрам познакомился со Зверем и по-настоящему проникся не просто бессмысленной ненавистью к разрушителям своего счастья, но и идеями, что всё можно изменить. Надо лишь как следует потрудиться.
Неудержимое рвение темпераментного, несущего в жилах взрывчатую смесь испанской и небольшой примеси британской крови, проявилось с одинаковым напором как на этапе повстанческой жизни, так и во время переворота. Не угас запал и после того, как с Братством было покончено. Прочно заняв положение одного из самых верных и деятельных соратников Зверя, Контрерас с удвоенной энергией, порой коробившей даже самих членов Лиги, взялся за насаждение новых порядков. Особенное пристрастие нашёл  в мстительной душе Бертрама вопрос недобитых Братьев, сдавшихся, захваченных в плен или всё ещё скрывающихся в укромных Лондона и пригородов. И поскольку банальное уничтожение потенциальной рабочей силы  в условиях бедственного положения города было признано невыгодным, Контрарес взял на себя ответственность по организации каторжных и прочих исправительно-трудовых учреждений в Лондоне. В частности, первому из них, в качестве первого опытного образца,   намечалось дать дорогу в жизнь на Собачьем Острове в Доклэндсе.

Цели в игре:
курировать работы бывшей клиники на Собачьем Острове и вообще активно участвовать в политической жизни Лиги.

Отредактировано Отродье (2015-01-27 20:13:09)

0

34

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №30. Вечер воскресенья  26  декабря 1901 года.

День пронёсся, как подтаявший снег с крыши:  где-то осторожно, ползком, с оглядкой, перебираясь от неровности к трещине и подолгу задумываясь над каждым дюймом,  где-то - с шумом и свистом, снося не успевших вспорхнуть кошек, а то и самую черепицу крыши. И вот на город начинают опускаться ранние зимние сумерки. Пока никто  не решается сделать вид, что всё приходит в норму, что всё почти как прежде, в не лучшие дни города, но всё-таки - почти,  и можно брать лестницу и идти зажигать уличные фонари для тех, кто не привык блуждать во мраке. Но всё-таки в мутной  волне паники, накрывшей столицу, появляются первые просветы.
Урегулированы, и даже без кровавых жертвоприношений, отношения новой городской власти со Скотлэнд Ярдом. Весть об этом успела добраться даже до отдалённой станции метро, где укрылись от Гостей  посетители вокзала Сент Панкрас и жители окружающих кварталов. Форму  Джорджа Бриско и остальных полисменов, охранявших покой спасшихся, дополнила небольшая, но броская деталь, красная повязка, идентичная тем что украшают рукава дружинников Фронта. И вот констебли  отправляются по первому патрульному маршруту перекроенного мира, оставляя актрису  Александру Торн приглядывать за малолетними обитателями убежища и ждать вестей о своём родном театре.
Наведён относительный порядок  в сети подземных станций и прочих относительно безопасных укрытиях. По крайней мере, в некоторых из них, туда, куда успели добраться дружины Красный Повязок.  Решается и вопрос о смерти и милосердии в Британском музее, подвергшемся попытке ограбления и превратившемся в ловушку для неосмотрительных налётчиков. Как всегда, всё портят учёные мужи. Да-да, те самые, которые наблюдали с крыши за Гостями и попали в лапы загнанных на крышу преступников, пообещавших поскидывать вниз всё лишнее при попытки нарушить их уединение. Бойл Арлингтон*, командорро подоспевшей дружины, и Керн Стоун не , но владелец чайного дома Ши Сунлинь уверен, что проблему можно разрешить без кровопролития. И оборотница Алеса Фостер, добрая девушка, не успевшая огрубеть в горниле вечных междоусобиц,  наверняка разделяет его точку зрения. Что ж, удачи им всем.
А кто-то умудрился вспомнить за общей кровавой круговертью даже о прекрасном. Пускай этот кто-то и всего лишь бывший налётчик, не терявший времени даром  во время первого переворота и избавивший особняки знатных ликанов не только от хозяев, но и от многих фамильных ценностей.  А теперь, когда господин случай навсегда вписал имя Шона Найкида в списки публично казнённых жертв прогресса, решивший вкусить легальной жизни и понять, чего же такого хорошего находит в ней подавляющее большинство земляков. По зрелом размышлении Шон, то есть, ныне - Николас Ретт, пришёл к выводу что в таких нервных условиях вкушать лучше в ногу с новыми властями и веяниями, и отправился искать своё место поближе к Лиге.
Сумел ли подготовиться к реваншу  Бладборн, или хотя бы убедить себя в том, что более-менее готов встретиться лицом к лицу с бойцами Лиги во втором матче; так или иначе, гонца от Зверя Бронкса он уже дождался. Джо Джикел, имевшая на Тауэрском Холме у расстрельного столба короткий, но невыносимо убедительный разговор с Бронксом, отправляется в развалины замка  вражеского клана с письмом от самого лидера Фронта. Теперь сержанту Смиту* предстоит подумать над перспективами, вписанными в строки и между строками полученного ультиматума,  и выбрать  ответный ход. И дай бог, чтобы истина о нелёгкой судьбе гонцов с дурными новостями оказалась лишь старым мифом. Впрочем, на случай острого приступа дурного настроения кнутов у Джо припрятан в рукаве козырь: капитан Блэкхорн, оставшийся в руках Зверя и как залог хорошего поведения своих Братьев в том числе.
Что ж, будем надеяться, что подземные блуждания Валенсии и Роланда, отправленных Смитом в компании ещё одного гвардейца проверять состояние подземных катакомб замка, не обернутся страшным, познавательным, но бессмысленным походом. И вести о том, что подземный путь из замка всё ещё открыт, сыграют в этой истории свою положительную роль. Как и странный бродяга, некогда сбежавший из лабораторий бладборнского Профессора и встреченный блуждающими по подземельям троицей.
И всё же, возможно, для очередного раунда Красным Повязкам  стоило выбрать совсем  другую команду, не менее  горячо жаждущую выровнять счёт. Подобрав на поле первой  разгромной встречи с Гостем то, до чего дотянулись руки и уничтожив то, что унести с собой  их уже не хватило, вожак банды кнутов, Мартин Флейк,  затесался   в Лондон, разведывая обстановку в городе и попутно сея посильные разрушения. Пока фатальные разрушения претерпели лишь пара встречных ликанов, а сам волк в гражданской шкуре оказывается в больнце Милосердия и  зоне доброжелательного внимания  двух молодых врачей-интернов,  Эвана Куинси и Юстаса Куинси. Ирония, но братья являются ни кем иным, как старыми знакомыми Кайдна Бронкса, по привычке считая его чуть ли не своим дядей. Поистине, обе стороны подобны запертым сундукам с весьма интересными друг для друга секретами. Вопрос лишь в том, кто первый кого раскусит и как распорядится полученной информацией.

0

35

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №31. Ночь с воскресенья  26  на понедельник 27 декабря 1901 года.

Сумерки постепенно сменяются темнотой. Хорошей, полновесной темнотой бедствующего города, разбавленной лишь небольшими полосками света, украдкой пробивающегося из щелей занавешенных подвальных окошек, дверей спусков в подземные станции метро и прочих  убежищ, более или менее надёжно укрывающих тех, кто остался в городе, от Гостей. Что ж, будем  надеяться, что стены и перекрытия Трубы да уберегут от ночного зла  Александру  Торн, внезапно решившую порвать с семейным призванием,  оставить театр и осесть пока вместе с другими на станции. И пожелаем удачи констеблю Джорджу Бриско, отправляющемуся вместе с  группой на первое официальное патрулирование  по обновлённому городу.
Чернильной густоты ночи  как раз хватит, чтобы худо-бедно скрыть раны города и тёмные дела, продолжающие твориться в лондонских переулках именем Революции и противления злу насилием. Что определять на роль Зла, как водится, каждый будет решать  сам. И  для одних всё предрешено заранее, задолго до обрушившегося на столицу хаоса, как, например, для главаря "диких" кнутов, Мартина Флейка, разбрызгивая кровь и битые стёкла, сумевшего таки вырваться из милосердных рук юных врачей, Юстаса и Эвана Куинси. Как для лидера Единой Лиги, Зверя Бронкса, собирающего отряд для решающего похода в гости. Целью визита будет, несомненно, Бладборн, уже с истинно британской вежливостью извещённый о скором визите и сеансе очищающего потрошения. Как ни странно, гонца, принёсшего в Бладборн эту  джентльменскую визитку, Джо Джикел, всё-таки отпустят живой. Хотя и не совсем целой, да ещё и ошейник отняли самым грубым, невежливым и травматичным образом, а ведь Бронкс был уверен, что он дорог Джо как память.
Да,  далеко не все в городе выкованы настолько крепко и рельсообразно, как главы новых и бывших правящих партий. Есть ещё и такие как  владелец  чайного дома, Ши Сунлинь, а ведь без него поднебесная драма на крыше Британского музея точно не обошлась бы без массового кровопускания.  Там, где присутствуют Керн Стоун и Бойл Арлингтон*, без него вообще обходится редко. Есть оборотница Алеса Фостер, обещавшая воспитать в себе жестокость и беспощадность, но по-прежнему пачкающая руки в крови, лишь латая чужие раны. Есть  молодые врачи, Юстас и Эван, преданные Лиге, но не делающие различия в милосердии ни перед кем. Валенсия Чайлд, вступающаяся перед гвардейцами за странного бродягу, прячущегося в древних катакомбах Бладборна. Сотни и сотни тех, кто не делит мир на чёрное и белое даже ради идеи. Даже ночью.
Как обычно, в сумерках резко  повышается сторожкость и душа смутно томится в ожидании. Ждёт от Роланда Флейка и его напарника отчёта о состоянии подземных ходов сержант Смит*. Ждёт научно-исследовательского  визита  лежащий на набережной Гость, попутно наблюдая смертельные игры главаря Лонгшорской банды, Фоу,  и двоих дружинников, оставленных присматривать за подступами к рухнувшей башне. Впрочем, матч уже завершён со счётом два ноль не в пользу ликанов. Не исключено что теперь, когда к месту событий направляется отряд Красных Повязок, конвоирующих группу пленных с самим капитаном Блэкхорном во главе, нас ждёт не менее молниеносный и зрелищный реванш. Впрочем, старый лис Фоу наверняка слишком хитёр для таких грубых, лишённых непредсказуемости  забав.
И лишь Шон Найкид, заделавшийся  меценатом благородных искусств и с обычной беспардонностью вторгшийся  в будуар Мельпомены, ничего не ждёт от Фортуны и куёт не отходя от кассы, попутно подвергая  естественному отбору  слишком чувствительных, старых и слабых на сердце художественных руководителей.

0

36

На городских улицах... Из отыгрышей.

Бертрам Альваро Контрерас написал(ла):

Лондон раздирал хаос. Гости и Революция, Красные Повязки и разодранные остатки Братства - все смешалось в едином горниле, превращая столицу Англии в настоящий Ад. Дотлевал Лонгшорр, щетинился Тауэр и храбрился Замок Бладборн. Среди всего этого безобразия в простеньком кэбе ехал Бертрам, откинувшись и пытаясь дремать, несмотря на не самую ровную дорогу. Нужно было отдохнуть, потому что после нужно сделать много и очень много.. А начать стоило с Собачьего Острова, конечно.
Сон был нервным и дерганным, как и поездка. Черное небо через дрянное окно рабочего общежития. Ненавистный ошейник, который жег шею и ненависть, ненависть, ненависть, обжигающая изнутри все мысли. Он выберется из этой клетки. Нет, это слишком слабо. Он утопит этих тварей в крови, восдаст им с троицей за то, что они отняли у него такую мирную, тихую жизнь. Кому он мешал? Кому мешало его семейство? Разве он кого-то убил, ограбил, предал, чтобы быть так жестко выброшенным в эту дыру. Разве он над кем-то издевался, чтобы на него  теперь смотрели с таким презрением. Ликан, второй сорт, способный только к грязному труду - вот что уготовило ему общество. Что ж, в эту игру можно играть вдвоем. Если кто-то считает, что он лучше только по причине рождения, то почему бы не принять это правило. Только немного поменять слагаемые. Это все бред про единство и равенство - Бертрам в него не верил со времен завода. Но он неизменно с ними соглашался при начальстве, он постоянно говорил о необходимости равенства. А ещё о необходимости исправить заблудшие души во славу идеи, конечно. И что так не исправляет, как труд? Зачем убивать зарвавшихся каинитов, если можно им наглядно показать, куда они загоняли ликантропов. А если они усвоят урок, то на свет божий появится настоящий новый гражданин общества, отказавшийся от своих пагубных для всех идей. Если же исправить его может только могила, то почему это существо должно уйти на тот свет не отдав обществу, которое оно так искалечило, свой долг? Память Бертрама, находясь в сонной дреме, воспроизводила все эти доводы, с которых и начался нынешний Собачий Остров.
...И, конечно, все это была лицемерная игра.  Контрерас не верил ни в какое исправление. В его сне Гость перешагивал через хирургический стол, над которым склонились несколько врачей, что буквально потрошили ненавистного вампира во славу науки. Гость сделал  шаг в сторону, огромная махина развернулась  и  пламя обожгло картинку, сжигая стол, врачей и жертву, обжигая самого Бертрама и он, вздрогнув, очутился в каком-то застенке. Холод и тоска давили со всех стен, но Бертрам вдруг понял, что это - тюрьма, а он -надсмотрщик. Открыв ключом решетку, он вышел в коридор, оглядывая  старое здание и чувствуя невероятное наслаждение от осознания, что все это - его детище. В своем сне Бертрам уже был на Собачьем острове.
Вдруг какая-то тень мелькнула за спиной, острые когти впились в его плечо, заставляя упасть на пол, а затем тварь, что освободилась, впилась в шею ликану.. и тот, резко дернувшись, проснулся.

-Мистер Контрерас, мы приехали. - раздался голос извозчика.
-Да.. действительно... Сон и впрямь вышел отвратительный- словно бы и не отдыхал, а бегал все это время. Ликан поморщился, и помассировал переносицу. Надо собраться. Ну и дурь-то, а.
Неизвестно у кого Бертрам отобрал одежду, но он явно не без удовольствия сменил рабочую форму на абсолютно черный костюм. Нет, выряжаться во все дорогое Бертрам не стал, а выбрал просто самые обычные черные цилиндр, сюртук и брюки и пальто. Только жилет слабо отдавал глухим серым цветом. Но фоне этого Красная Повязка буквально горела на рукаве, а вся фигура высокого Браво, его холодный взгляд и приказной тон, создавали какое-то гнетущее впечатление. Ничего хорошего от такого начальника ожидать нельзя.
Ликан вышел из кеба, оглядывая охрану и удовлетворенно кивнув
Доброй ночи, господа. Кто среди вас отвечает за переоборудование? - голос Бертрама, несмотря на командные нотки звучал на удивление дружелюбно, практически ласково, но от этого гнетущее впечатление только усиливалось. Совершенно не понятно было, доволен он сейчас или нет и как отреагирует на изменения, что так активно делали ликаны.

0

37

Ветка "Путь исправления"

http://sg.uploads.ru/v8jXi.jpg
Имя персонажа:
Гилберт Андерсон (можно менять)

Возраст:
от 24 и далее (до 35, если персонаж человек)

Пол:
мужской

Раса:
ликан (обсуждается)

Статус\профессия\положение:
охранник исправительно-трудового  лагеря "Собачий остров"

Характер:
простоватый, грубоватый, с обильными проростками посеянного зла в душе - на месте своём оказался не просто так, хотя целью жизни денно-нощно париться рядом с теми, кто не вызывает бурного восторга,  не ставил и не ставит. Тем более не ставит перед собой задачи облегчить вчерашним угнетателям жизнь, при случае не преминет  спровоцировать заключённых на нарушение или отыграться любым другим способом. Не лишён хитрости,  имеет чувство границы и понятия о том, как её не переступить. По крайней мере, поначалу это ему удаётся. К сослуживцам и всему остальному народонаселению планеты (не считая откровенных врагов) вполне лоялен, идеи Лиги поддерживает с энтузиазмом, хотя понимает их не все, а некоторые - очень по-своему.

Внешний вид:
на усмотрение игрока, но, конечно же, помним, что в фактически тюремную охрану едва ли возьмут хлипкого изнеженного дрыща.

Краткая история:
вероятно, на роду Андерсона было написано стать обычным лондонским бандитом. Во всяком случае, неразборчивый в добыче средств к существованию  папаша, чтоб ему не рыгалось на том свете, подать сыну благой пример, а тем паче - обеспечить стезю иную, кроме как такого же беспутного портового ворья и забулдыги, сумел бы вряд ли. Тогда за это дело взялась крутая тётка Судьба, сначала ухватившая господина Андерсона за шкирман и отправившая в рабочий дом. Потом, когда чумазый и на редкость живучий отрок перерос возраст благодатного муниципального призрения и, вырвавшись на вольные улицы, снова попытался встать на кривую дорожку, натянувшая личину Столичной полиции и упекла неподатливый человеческий материал подальше от пагубных соблазнов уже по всем статьям. Не будем гадать, каков процент личного участия Гилберта Андерсона в небезызвестных страшных легенд  об огромных призрачных псах, которых, якобы, периодически видели на территории Ньюгейта.  В начале 1897 года все мифы были рассеяны. Потом, через несколько лет,  ещё раз рассеяны. А через пол-года с лишком  после окончания Четырёхлетней войны полноправный гражданин Гилберт Андерсон был вновь объявлен опасным, угрожающим общественной жизни  элементом и принуждён пожизненному ношению ошейника. Так что в итоге изо всех богатых перспектив Андерсон выбрал не путь обычного вора или грабителя, а ступил на нелёгкий путь революционера и присоединился к растущему повстанческому движению. И после внезапной развязки и падения Братства Гилберт тоже не остался на обочине событий, более чем охотно согласившись на предложенное место в новой жизни.  Посмотреть на свои прежние мытарства с другой стороны решётки, да ещё и в исполнении ненавистных угнетателей, было, по мнению самого Андерсона, весьма неплохой компенсацией за часть прежних неудач.
(Вообще, предыстория и биография допустимы любые, здесь фантазию автора никто не ограничивает. Главное, чтобы не было противоречий реалиям игрового мира, хронологии и элементарной  логике. Это единственные обязательные  пункты).

Цели в игре:
верно служить делу Лиги, взимать с проклятых каинитов проценты за несчастное детство, не давать заскучать себе и узникам застенков.

Отредактировано Отродье (2015-05-29 12:52:31)

0

38

Лондон ждёт! Ветка "Путь исправления"

http://sh.uploads.ru/fPhOu.jpg
Имя персонажа:
Эндрю Маллингем

Возраст:
от 30 и далее

Пол:
мужской

Раса:
человек (обсуждается, возможен выбор и другой под-расы, хотя человек всё-таки желательнее)

Статус\профессия\положение:
сотрудник медицинского блока  исправительно-трудового  лагеря "Собачий остров" (специализация - на усмотрение, хотя наиболее актуальна была бы специализация на психиатрии или хирургии с поверхностными психиатрическими навыками)

Характер:
спокойный, наблюдательный,  способен с хладнокровием  истинного естествоиспытателя наблюдать ход довольно неприятных, даже жестоких экспериментов. При это садистская жилка в натуре отсутствует,  по возможности старается избегать причинять подопытным излишние страдания. Вполне интеллигентный и приятный в общении человек.

Внешний вид:
на усмотрение игрока.

Краткая история:
история мистера Эндрю Маллингема не несёт в себе ничего исключительного или драматического. способного привлечь внимание писателя-детективщика  или постановщика душещипательных пьес. Сын медика и внук медика, мистер Маллингем пошёл проторенной дорожкой (благо, семейные доходы позволяли спокойно ступать стопа в стопу) и получив все необходимые начальные познания у частных преподавателей, поступил на медицинский факультет в Королевский колледж Лондона.
Впрочем, одну деталь биографии всё-таки стоит упомянуть не как исключительную, но всё же достойную внимания. Однажды, ещё будучи студентом, Эндрю подвергся неудачному нападению странного существа с глазами, зубами и повадками, выдававшими во вполне человекообразном  в остальном создании хищного зверя. На счастье мистера Маллингема, поблизости оказался полицейский патруль, и вспугнутое исчезло так же быстро, как появилось, не доведя дело до конца.  Конечно, в то время, не ведая о необычных согражданах и будучи человеком склонным к просвещённому скепсису, Эндрю отказался поверить в демонические сущности и списал жутковатые черты "налётчика" на игру освещения и собственное воображение. Однако, в разум молодого медика закрались размышления о всех аспектах  законов Менделя и возможности неких странных физиологических отклонений, случайно закрепляющихся у части  живых организмов, возможно, даже человеческих. Получив доступ к практике, Маллингем начал фанатично выискивать и исследовать любые странные случаи, будь то необычные проявления болезней  или наличие рудиментов у пациентов, не замечая, что за ним самим установилось стойкое и не очень благосклонное наблюдение. К счастью, существование ликанов и каинитов стало достоянием широкой общественности прежде, чем любопытный врач успел вторгнуться на территорию тайн на глубину,  недопустимую с точки зрения  посвящённых церковников или самих "нелюдей".
И вот тут мистер Маллингем, уже известный и уважаемый в определённых кругах врач и исследователь,   отдался изучению  необычных свойств физиологии ликанов и каинитов с головой. И когда посреди всех перипетий Эндрю получил официальное предложение принять профессиональное участие в эксперименте с новым типом исправительно-трудовых учреждений, то охотно его принял.

Цели в игре:
выполнять свои прямые  обязанности: спасать жизни, превращать их в тихий кошмар или благожелательный ад. В общем, следить за здравствованием и трудоспособностью заключённых и персонала, заниматься  исследованиями на территории "Собачьего острова".

Отредактировано Отродье (2015-05-29 12:52:02)

0

39

Ветка "Путь исправления"

http://sh.uploads.ru/qI7WO.jpg

Имя персонажа:
Тильда Феннингтон

Возраст:
20-25 лет

Пол:
женский

Раса:
человек (обсуждается, можно взять и персонажа-ликана, но  предпочтительнее человек)

Статус\профессия\положение:
сотрудник медицинского блока  исправительно-трудового  лагеря "Собачий остров", медицинская сестра или сиделка, помощница профессора Маллингема

Характер:
простая, скромная, отзывчивая молодая мисс, не испорченная жестокостями этого мира. Однако... искреннее желание помочь, крепшее в душе мисс Феннингтон всё  непродолжительное время её работы в психиатрической клинике, внезапно оказавшись в  тюремной атмосфере и столкнувшись с неведомой прежде средой, далёкой от самого понятия гуманности,   вполне способно вызреть непредсказуемо и  дать весьма неожиданные плоды. 

Внешний вид:
на усмотрение игрока.

Краткая история:
мисс Феннингтон, будучи не просто доброй душой, но и дочерью достаточно обеспеченного семейства, вполне могла себе позволить подкреплять благие (и совершенно искренние) порывы действием.  Конечно,  даже заикаться вслух о главной мечте своей жизни - стать врачом, настоящим доктором, чем-то вроде загадочной  целительницы из книжек или добрейшего мистера Джонсона, семейного врача Феннингтонов, юная мисс не смела. Но прослышав о курсах сестёр милосердия  Красного Креста, готовившего для мира и Лондона в данном случае относительно квалифицированных сиделок и медицинских сестёр, внезапно проявила несвойственное  ей упорство - и благополучно их окончила. Конечно, когда выяснилось, что блажь юной мисс на этом не закончилась, в обычные клиники для бедноты её никто не пустил - не хватало ещё подцепить какую-нибудь из бесчисленных хворей, терзающих всяких бродяг из бедных кварталов. Однако, долгие и страстные мольбы вкупе с бесстыдной  спекуляцией  образом  сумасшедшей супруги небезызвестного читающей публике мистера Рочестера, страдающей и причинившей многие неприятности из-за отсутствия должного призрения в клинике,  в итоге возымели своё действие. Тилли получила разрешение сестрой милосердия на Собачьем Острове. Тогда он был ещё обычной психиатрической клиникой.
Так вышло, что с началом страшных и невероятных событий Тильде  не удалось покинуть Лондон. И как знать. Возможно, работа в переквалифицированной клинике стала не просто возможностью зарабатывать средства к существованию.  Но отчасти и той зацепкой, целью, заботой, позволяющей слабой тростинке Тилли на чём-то сосредотачиваться, отвлекаться, удерживаться в мутном селевом потоке, в который внезапно превратилась жизнь британской столицы. 

Цели в игре:
отзывчивая, вечно старающаяся всем помочь Тильда - тот слабый, но важный проводник между заключёнными и прочим персоналом Собачьего острова. Проводник, облегчающий кому-то жизнь, а для кого-то становящийся незаметным, но действенны источником сопротивления. Не исключено, что со временем между Тилли и Бертрамом Контрерасом возникнет незримая конфронтация. Впрочем, линия личного сюжета оставляется на свободное развитие игрока, взявшего роль.

Отредактировано Отродье (2015-05-29 12:49:38)

0

40

Ветка "Путь исправления"

https://dl.dropboxusercontent.com/u/93427204/%D0%9A%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D0%BD%20%D0%91%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%BA%D1%81.jpg

Имя персонажа:
Эрнест Монтегрю (можно менять)

Возраст:
на усмотрение

Пол:
мужской

Раса:
ликан

Статус\профессия\положение:
заключённый исправительно-трудового  лагеря "Собачий остров"

Характер:
жёсткий, резкий;  не лишён рассудительности и благоразумия в достаточных пропорциях для того чтобы быть живым по сей день, но недостаточных, чтобы не загреметь в ад для каинитов, воспитывавшихся в ненависти к ликанам. Толстокож и нечувствителен к мелочам, но глубокие обиды запоминает надолго и при случае мстит тоже от души. Подлянке предпочтёт  физическую расправу, но при нужде не побрезгует и первым. 

Внешний вид:
на усмотрение игрока

Краткая история:
как так вышло, что убеждённый повстанец, прошедший войну с режимом Братства от первого дня Кровавого июля до падения Вестминстера под отголоски отгремевшего кровавого Рождества, попал в персональный ад для тех, с кем боролся? И совсем не с вилами, а полноправным (опс, простите -  "полнобесправным") обитателем свежеоборудованных  кругов, обречённым вкалывать на благо общества и искупать вин перед ним наравне со своими вчерашними ненавистными врагами? О, есть много способов и факторов. Дурная голова, не менее дурной нрав, не то место и не те лица, с которыми можно было бы и поосторожнее. Грубое, а главное, публичное переусердствование там, где более разумными и старшими наложено вето - тоже верный метод загреметь под фанфары в не самую густую из субстанций. Факт остаётся фактом: для Эрнеста вопрос выживания с некоторых пор приобрёл крайне острый и неприятно многогранный смысл. Пожалуй, даже худший чем для тех, кто отныне его окружал.

Цели в игре:
столь же интересная, насколько и непростая линия с широчайшими альтернативами развития. Тот, кто становится чужим среди своих, не обязательно становится своим среди чужаков. Стать волком  посреди собачьей живодёрни или псом  посреди загнанной в флажки стаи, суметь выжить, может быть, даже выбиться  обратно, на свободу, за стены с колючей поволокой,  или сгинуть окончательно душой и телом? Вопросы, на которые невозможно ответить заранее.

Отредактировано Отродье (2015-05-29 12:51:32)

0

41

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №32. Утро понедельника 27 декабря 1901 года.

Утро встретило Лондон сразу двумя новостями. Первая: от Тауэра   в сторону северных пригородов выдвигается отряд Красных Повязок. Кто-то в Бладборне сегодня не успеет сделать утреннюю зарядку, возможно, даже позавтракать. Вероятнее всего, в числе этих "кого-то" окажется Роланд Флейк, встречающий утро на часовом посту на одной из полуразрушенных башен замка. Близко к небу, но падать, если что, будет высоко.
Впрочем, на этом этапе лишения распределяются между противоборствующими сторонами вполне по-братски. Каинит Керн Стоун и оборотница Алеса Фостер, отчитавшиеся перед одним из командиров Повязок о происшествии на берегу Темзы, тоже вряд ли  успеют свершить утреннюю молитву над чашкой овсянки. Что ж, учитывая что собираются леди и джентльмены не на карусели, а на штурм замка, у всех желающих ещё будет предостаточно возможностей помолиться - за пропащие души,  над телами павших товарищей и ещё множество поводов. Остаётся лишь надеяться, что присутствие Бертрама Браво несколько снизит настрой на кровопролитие  и растранжиривание бесценных человеческих жизней... и рабочих рук. Так сказать, повернёт его в более продуктивное русло, выгодное не только гробовщикам и землекопам, но и всем остальным составляющим  лондонского общества. Нет, правая рука Кайдена Бронкса, лидера Единой Лиги, Конрерас, вовсе не архангел, и нет у него ни нимба не белых крыл. Зато есть бывшая психиатрическая клиника в Доклэндсе, переоборудованная в экспериментальный исправительно-трудовой лагерь, ждущий первой серьёзной партии "постояльцев".
Ирония судьбы, но стать одним из первых клиентов "Собачьего острова" светит и одному из излишне радикально настроенных Красных Повязок, вступивших в стычку с полицейским патрулём. Многострадальной Джо Джикел , ставшей косвенной причиной недоразумения,  по дороге в  Скотлэнд Ярд удаётся сбежать от очередных допросов и расспросов. Но карма делает презанятный  финт ушами, и вот уже констебль Джордж Бриско несёт не только раненого товарища, но и чужое потерянное письмо. Будем надеяться, что ответное послание сержанта Смита*, адресованное Зверю, успеет найти получателя до того, как штурмовой отряд отбудет в Бладборн. Не то чтобы его действительно кто-то очень ждал и оно было способно что-то изменить... но всё-таки.
Вторая новость несёт в себе следующую суть:  Гости не просто разрушительны. Они очень разрушительны, особенно, если приложить к ним десяток бандитов и главаря Лонгшорской банды, десяток дружинников Лиги и десяток пленных гвардейцев-кнутов во главе с капитаном Осборном Блэкхорном. Полученную смесь можно успешно  использовать  вместо динамита; впрочем, динамит в деле  тоже участвовал. Итог: несколько трупов с обеих сторон, пленные на свободе, научно-исследовательская экспедиция к лежащему треногу получила ощутимую (хотя, вероятно, и довольно полезную) проволочку. А хорошенько отметив успешный побег,  Фоу и Блэкхорн пришли к обоюдному согласию, что раз празднующему победу городу они  не сдались ни к чёрту, то и город пока пусть пока катится в те же места; куда приложить свой бесценный опыт, они и сами найдут. 
Но науку парой взрывов не остановить! Пока капитан беглых гвардейцев и главарь виновников внезапного эксцесса надираются в бандитском притоне на берегу Темзы, а группы Повязок тщательно прочёсывают склады и доки бывшего Лонгшора с облавами, авангард научной экспедиции в лице Ши Сунлиня и Бойла Злого* всё-таки добрался до Гостя. В ход уже пущены  первые тонкие научные гипотезы и кирпичи.
Мартин Кристиан Флейк, главарь наиболее буйной группы уцелевших кнутов, тоже предпочитает топорные методы. Хотя пользуется в основном винтовкой и револьвером, по привычке. Пока жертвами воинствующих ненавистников новой власти становится несколько грабителей, мимикрировавших под дружинников. Но взгляд Мартина уже нацелен на одну из южных тюрем, одной из первых разгромленную бунтовщиками-повстанцами и наверняка ставшую местным   штабом Лиги.

0

42

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №33. День понедельника 27 декабря 1901 года.

В понедельник в Лондон пришла относительная тишина. Даже на набережной, на пепелище  выжженной скверны  Лонгшора,  вокруг притихшего Гостя, приговорённого высокой заинтересованной общественностью на научное обследование и вскрытие, повисло деловитое, деятельное, но - затишье. Не последнюю роль в воцарении относительного мира и покоя сыграло самоудаление из города основных источников возмущения спокойствия. Нет, не Гостей, хотя последних в занимающиеся сутки одолела понедельничнвая   вялость, не прошедшая мимо внимания самых зорких из наблюдателей, и вскоре информация дойдёт до светлых голов  друзей Ши Сунлиня. Речь в данном случае идёт в первую очередь всё-таки  о других личностях. Таких, как главарь  остатков Лонгшорской банды, Фоу, на пару с экс-капитаном не существующей более Гвардии Осборном Блэкхорном внезапно заразившихся азартом охоты на очень крупную дичь. Хотя, кажется, городу не избежать нового визита. Или о "диких" кнутах экс-сержанта Мартина Флейка, отколовшихся от Бладборна и теперь подобно стае бродячих и злых псов третирующих пригороды столицы, втягивая в сомнительные, зачастую летальные аттракционы  встречных и поперечных.  Вылазка в старый лондонский порт и новая волна совершенно естественного человеческого желания покинуть бедствующий  город завершились классически: перестрелкой и одними похоронами на крутом берегу  Темзы. Впрочем, бог и бедная китайская девушка Гоу Баожэй свидетели,  единственными это дело точно не закончится.
Однако, эпицентром войны и смерти в эти часы стал  сам замок Бладборн, первый и последний оплот разбитой Гвардии Братства, атакованный отрядами Красных Повязок.  И пусть командующий операцией, Бертрам Контрерас "Браво", руководствуется совершенно иными целями, более далекоидущими, чем просто  тотальное всеуничтожение. И в рядах штурмующих уже орудуют самоопределившиеся санитары в лицах оборотницы Алесы Фостер и каинита Керна. Война есть война, эта победа и этот проигрыш будет стоить жизни многим - смерть, гуляющая с косой среди Повязок и защитников замка, между людьми Контрераса и сержанта Смита*, вокруг Питера Сноу, его старого друга Дарэйша и Роланда Флейка, непредвзята, как слепой щенок. Ответное письмо из Бладборна, адресованное Кайдену Зверю и снова так и не доставленное вовремя констеблем Джорджем Бриско, ничего не решало изначально.
А город... город проснулся в относительной тишине и потихоньку втягивается, приспосабливается к новым ритмам  под новой властью. Даже над Королевским  театром пробивается призрачный луч надежды. Пускай рожей он неказист, подозрительно смахивает на  вчерашнего налётчика Шона Найкида, и писать херувимов с него молодой художник Папиллон Леду точно не взялся бы. Всё-таки в Друри Лейн сегодня ставят комедию, а не трагедии. Вдохновляющие перемены  в столичном репертуаре.

0

43

На городских улицах... Из отыгрышей.

Шон Найкид написал(ла):

Минут через двадцать Шон осознал, какую роковую ошибку допустил мистер Ретт, раскрыв врата буйству личных театральных фантазий, но ничего поделать уже не мог. Отработанную методу "заткнулись все!" Зубило  интуитивно находил не совсем выгодной в данной ситуации, хотя когда пошли ссылки на какие-то шоу и Ибсена, искушение начало слегка зашкаливать нормальные человеческие пределы выдержки.
Мистер Ретт честно напрягал надбровные дуги, оценивая политическую подкованность предлагаемых сюжетов, но мысли убегали в сторону самих кандидатур на звёздное восхождение на горизонте современной драматургии. Особенно, в сторону вдохновенных комедианток, выказывавших гораздо большую творческую активность, чем джентльмены, их товарищи по сцене.
Все они были высокохудожественны по-своему, особенно в области хорошо поставленного дыхания, колыхавшего  разнокалиберные бюсты. Когда под колкие шепотки товарок речь взяла хорошенькая голубоглазая шляпка особенно выразительной формы, дилемма достигла критической густоты, и мистер Ретт  снова взял инициативу обеими руками.
Расплата настигла новоявленных драматургов  как водится – неотвратимо, с процентами.
- Всё, цыцнули все.
Мертвенная тишина упала на первые ряды перед сценой, заглушив отдельные запоздалые голоса. Но пока служители высокого искусства  растерянно  моргали, спрашивая себя, послышалось ли им странное богохульство в тихом гудении рамп, мистер Ретт уже бодро продолжил, завладевая всё более напряжённым и загипнотизированным вниманием актёров.
- В общем, благодарения всем за предложения, вы все гениальны. Так мы и сделаем.
Шон оглядел, поймал взгляд Паппи и развернулся, задирая осветившееся не меньшим вдохновением лицо  к сцене. 
- Краски много изводить без нужности. Вот эту половину мы занавесим красной тряпью, а вот эту - чёрной. Противоборствие зла с народными чаяниями и самосознательностью, секёшь? - Шон взял трость подмышку, показывая Леду обеими руками, как грандиозно должно свисать противоборствию зла с вышеозначенным.- Вот прям чтобы свисало всё сверху донизу полотнами, всё равно как флаги развешаны или, там, пламя народного негодования в потоках невинной крови. А там - мрак, пропаганда и рабская безысходность до самого полу.
- Драпировка в качестве основного декорирования? - неуверенно подсказал чей-то голос и затих, сметённый напором сиплого тенора мистера Ретта, снова повернувшегося к слушателям. 
- Муздыкаться в аллегориях не будем. Будем играть по животрепещущему, битву порочного правительства и освободителей  за души молодого поколения.
Подняв трость, Зубило ловко пододвинул сползший на лоб котелок и деловито повёл физиономией, выглядывая кого-то среди бледных пятен лиц.
- Кто у нас костюмер? Кнутовские мундиры когда-нибудь видал?
Убедившись, что мундиры ответственный по экипировке  себе вполне представляет, мистер Ретт удовлетворённо продолжил.
- Сошьёшь на дам. Штук пять. Только совсем в тютелю похожие не делай, а то ещё вязать  на сцену полезут. Лишняя убедительность - это, понимаешь,  такая цаца, всё равно как верёвка, два конца имеет, один на перекладину, а второй и за шею зацепиться может, - убеждённо поведал Шон.
И снова нахмурился, оглядывая со всё более тяжким сомнением очень разные, гладкие, молодые, умащённые благородными морщинами и бакенбардами, но - беда! - лишённые той самой невосполнимой  невинности лики, в ответ с растущим беспокойством следившие за движениями физиономии нового художественного руководителя. Наконец серые глаза остановились на юном лице художника, вернулись к наличности самого молодого из актёров - и с безошибочной мудростью уличного чутья остановились на первой жертве. 
- Мистер Леду. Готовы ли вы на жертвы ради дела революции и благополучия? - загробный тон сменился довольной ухмылкой и покровительственным дружелюбием уличного барона, оделяющего новичка своей зубастой  свиты привилегией стоять на стрёме.- Невинным молодым поколением будешь, с джентльменской стороны.
На сём лыба на щучьей физиономии  снова притухла, затуманившись и вперевшись застылым  взглядом в ту самую дородную комедийную леди, невинно хлопнувшую короткими, но густыми ресницами:
- А кто же будет играть Невинность с женской стороны?

0

44

Новый виток сюжета. Продолжение следует!

http://se.uploads.ru/GNhHo.jpg

Рождество 1901 года Лондону запомнится надолго. Несколько дней коллапса, заморозившего жизнь столицы, пожары и смерть в южных боро, хаос и анархия в северных кварталах - кто кого бьёт? Кто нынче заступник и освободитель? И, Боже, храни уже кого-нибудь, коль уж королева мертва, а новую так и не посадили на трон! С 26 по 28 декабря, когда город погряз в новой революции и общей катастрофе, практически остановившей  жизнь города, изрядно обезлюдевшего во время повального бегства перепуганных обывателей и власть предержащих, чующих близкую расплату. Когда южный берег Темзы, колыбель спонтанного бунта, остался отрезанным от Большого Лондона, и в опалённой банке остались определять новый кодекс справедливости и порядка местные банды, изолированные ячейки Красных Повязок и шайки недобитых "кнутов". Когда замерли заводы, закрылись или наоборот, распахнули двери и окна перед мародёрами и просто пытающимися выжить людьми лавки и магазины, брошенные хозяевами. Когда деньги превратились в то, чем они, в общем-то,  и являются  на самом деле - кусочки бумаги и металла. Когда с  первых листков очнувшейся  "прессы" и  алых повязок, окольцевавших рукава полуорганизованных отрядов, марширующих по улицам столицы,  глазам лондонцев явилась новая власть, именовавшая себя  Единой Лигой - вчерашние повстанцы, спешно объединённые в единую организацию личностями достаточно сведущими и жёсткими, чтобы придать разношёрстной  вольнице подобие структурного порядка. Нет, вслух о социалистических пристрастиях нового самонаречённого отца города и Британии не заявлялось - упаси боже! Хотя, конфискация "материальных излишеств" в пользу восстановления города,  у аристократии, не сделавшей ноги из Лондона, красноречиво молчала сама за себя. У тех, кто успел благополучно слинять до начала самых бурных, просто не спрашивали. И становилось  ясно, что прежним Лондон уже никогда не станет.  Хотя древние улицы, хранящие под драконовой чешуёй мостовых целые пласты прошлого, неупокоенного и не желающего обретать покой, как зачарованные лабиринты из старых легенд, будут вечно стремиться к исходной форме, сочиться, как кровью, насквозь пропитавшими их историями.   

До сего дня загадка не раскрыта. Научные общества Лондона, да и всего мира, оправляющегося от неожиданного хлопка по затылку с благословенных небес, будут долго ломать головы и дорогостоящие приборы, докапываясь до причины, внезапно погнавшей Гостей прочь из городов. А затем... и убившей их. Огромные машины, памятники самим себе, так и стоят на побережье Англии, Франции - технологические возможности начала 20-го века впечатляют, но бронированная поверхность корпусов огромных треног, навсегда замерших, грустно покосившись и обвиснув металлическими щупальцами, земным грызунам научного  гранита пока не по зубам. А город... город медленно приходит в себя, подстраиваясь к новому ритму жизни и потихоньку набирая ход на новых, ещё не устоявшихся, не обкатанных  и изрядно потряхивающих рельсах истории.

0

45

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №34. Ночь с понедельника 27 на вторник 28 декабря 1901 года.

Солнце замкнуло ещё один полный круг. На смену ему выползает полная луна -  распухшая, красная от натуги, лезет из-за горизонта как огромный светящийся шар. Нелегко, должно быть,  вкатывать круто вверх  располневшую до полной сферичности тушу. И нет ей дела до происходящего внизу.
Вернулись, завершив расправу над случайными и неслучайными встречными и побросав трупы в братскую могилу, в заброшенную таверну Мартин Флейк и его одичавшие стрелки вчерашней всемогущей Гвардии, вселявшей трепет, страх, а в кое-кого и ненависть одним своим именем. Сегодня этот страх начал  оправдываться с новой стороны  - видимо, такая это ночь, леди и джентльмены, сегодня сам бог велел демонам выбираться из самых глубоких нор. Даже кое-кто  из соратников сержанта, наслушавшись планов на ближайшее будущее и осознав, что не врут в народе и лиха беда началам, решает сделать ноги, пока не оторвали голову. Использует ли Гоу Баожэй, единственная выжившая из прихваченных в порту беженцев, свой шанс  и согласиться ли пуститься в бега вместе с Джонатаном Мурром? В любом случае, погоня и расправа над беглецами, умыкнувшими информацию о готовящихся диверсиях, обещает быть жестокой.
Завершилась последняя схватка в изувеченных стенах Бладборна. Сопротивление сломлено, штандарт замка сброшен на истоптанный сотнями ног двор, защитники уже рассчитаны на "первый-второй" - первые отправятся в город, оправляться от ран и представать перед открытым судом  Лиги, вторые - на вечный отдых в (какая ирония)  братской  могиле, наскоро вырытой на старом бладборнском кладбище. Роланду Флейку, так странно и совсем не радостно снова встретившемуся в гуще схватки с Алесой Фостер, повезло очутиться в группе первых. Впрочем, такое ли это везение - стать трофеем предприимчивого Бертрама Контрераса, уже приготовившего на Собачьем острове для выживших Братцев надёжное, а главное, общественно полезное хранилище?.. Возможно, выжившие ещё не раз позавидуют тем, кто остался на вечный отдых рядом со старым замком, как Питер Сноу и Дарэйш, так и сгинувшие где-то в кровавой мясорубке штурма.
А в Лондоне и пригородах продолжают запирать попрочнее окна и двери. Даже (или тем более?) на Дружины  новых властей, деловито и, стоит признать, эффективно марширующих по  городу с алыми повязками на рукавах, сегодня ночью простой лондонский люд будет поглядывать с недоверием - кабы в тыквы они оборачивались, эти свободные и равные. Да и сколько бесноватых, покусанных  в недавнем общем хаосе, будет носиться сегодня по городу, обезумев от света полной луны? Страшно.
Даже  в Друри Лейн лишь на первый взгляд  не думают о печалях; написание  новой пьесы - дело увлекательное, затягивает.  Во всяком случае, вряд ли сегодня кто-то решится помахать коллегам рукой и побрести домой в сумерках - ошейники уже посрывали, а ну как пойдут  срывать и маски-намордники? Кто их теперь остановит? Так что ночные бдения для нового куратора высоких искусств для народа, Шона Найкида, художника и новоиспечённого актёра Папиллона Леду и потенциальной напарницы по невинности, Лорейн Леруа, вполне могут затянуться до первых петухов.
А луна карабкается всё выше, и пока не смотрит на беглецов, внезапно сорвавшихся от тянущегося в город обоза и бежавших в Гэмптон; возможно, расплата уже ждёт своего часа и кто-то получит за самоволку по загривку, но сегодня-то Керн и Алеса будут встречать полнолуние вдали от соратников и всего провонявшего кровью и злостью   города. 
На  бесноватых, устроивших дикие звериные пляски прямо посреди города, пугая зверей в клетках и сотрудников зоопарка, она тоже пока не смотрит, а напрасно - на территории бедствующего лондонского ЗОО происходит довольно неожиданное знакомство между самоотверженной смотрительницей, пингвиньей мамой  Вилл МакАлистер и опальным капитаном Гвардии, Осборном Блэкхорном. Но - погодите. Ещё несколько часов, она вскарабкается повыше, прозреет, и вот тогда от её строгого побелевшего глаза едва ли укроется что-то из того, что происходит внизу, на ночной земле.

0

46

На городских улицах... Из отыгрышей

Тильда Феннингтон написал(ла):

Тильда взгляда доктора Куинси не заметила – как раз в этот момент девушка лихорадочно искала в кармане пропуск. Она вечно забывала, куда засунула этот злосчастный квадратик картона. Вот и сейчас искомое обнаружилось между страниц записной книжки, хотя Тильда была уверена, что пропуск лежал в другом кармане.
Уф, слава Богу. Не хватало еще сегодня пропуск потерять, ко всему прочему – промелькнуло в голове Тильды. Но перспектива потерять пропуск блекла перед перспективой столкнуться нос к носу с новым начальством.
Тильда и старого начальства-то робела, предпочитая действовать согласно широко известной заповеди – от начальства подальше, к кухне поближе.
А тут еще новое начальство - герой революции, так сказать, личность легендарная. Это тебе не торговец с рынка в Чиппендейле, сделавший выгодное вложение капитала в развитие науки, тут все серьезно. 
И только пока проходили стандартные процедуры, полагающиеся при входе-выходе в спецблок, Тильда позволила себе украдкой бросить взгляд на нового доктора. Лиззи Гамельтон, «Мисс-хочу-все-знать», уже успела кое-что разведать и в раздевалке медсестер щедро делилась подробностями со всеми желающими.
Собственно, подробностей было негусто, и та часть, которую успела услышать Тильда, касалась главным образом прежнего места работы доктора в городской больнице.
Ему будет здесь тяжело, здесь все по другому. Да и то, что он влез сегодня впереди наших старожилов, ему еще припомнят - подумалось Тильде, и на пару минут она от всей души посочувствовала новому доктору.
Но дальше ей было уже не до сочувствия всем докторам вместе взятым – началась сортировка, и следовало быстро записывать краткие указания доктора Маллингема, причем зачастую доктор не снисходил даже до слов, делая характерные жесты. В некоторых вопросах помощница понимала его без слов, и доктор находил это чрезвычайно удобным.
Тильда действовала быстро и уверенно, и лишь один раз сбилась – когда ее взгляд на миг встретился с затуманенным болью взглядом одного из будущих жителей корпуса.
Застыв на миг, Тилли едва не прослушала указания доктора Маллингема, и ей пришлось переспросить, вызвав тем самым краткую вспышку тщательно скрываемого неудовольствия. Надо полагать, что гроза или разразиться позже, или ее может пронести мимо, и она выплеснется на санитаров-неумех, или не вовремя подвернувшегося под руку ординатора.
Когда сортировка подошла к концу и доктор Маллингем направился решать бюрократические проблемы, Тильда, убедившись, что доктору в данный момент его помощница не нужна, поспешила проконтролировать, как выполняются его распоряжения и наполняются комнаты. Она вручила Лиззи, заступившей на смену, листок с предварительными диагнозами, по которому следовало заполнить карточки, и, надев поверх форменного платья халат, направилась в операционную – сегодня была ее очередь ассистировать.
Так что к тому моменту, когда доктор Куинси войдет в операционную, Тильда будет уже у столика с инструментами, ожидая распоряжений.
Первый пациент, надежно закрепленный ремнями на операционном столом под яркой лампой, ждет своей участи.

0

47

На городских улицах... Из отыгрышей

Вильгельмина МакАлистер написал(ла):

Вильгельма умела держаться в седле. Но, вот на мужчине седла не было. Да и ситуация вряд ли могла сделать их конкур от аптеки до зоопарка, занятием веселым и простым. И девушке, приходилось вспоминать уроки верховой езды, чтобы не упасть самой, не уронить ношу, да и не мешать мистер Джонатану, которому и без возможного ерзанья Вилл, хватало препятствий на дороге. Но висеть подобным образом подмышкой у "великана", было даже забавно.
Как провинившийся щенок, Вилл молчала всю дорогу, покорно прижимая сумку, крепко вцепившись в ткань её своими тонкими пальчиками. Именно сейчас, по воле судьбы и случая, содержимое этой "авоськи" было ценнее чем все злато этого продажного мира. Впрочем, коль все пройдет с летальным исходом, то грош цена будет этому содержимому.
Как быстро добрались до Зоопарка Вилл и мистер Джонатан, девушка не могла сказать. С, того самого момента, как она услышала выстрел, время для нее тянулось очень и очень медленно, оставляя её, при этом, будто за пространством. Но, главное - добрались. Как, сколько ушло на это времени и какого было состояние новоиспеченных аптечных грабителей, было не так важно, как играющий со смертью на ставку в собственную жизнь, Вард.
Ночь в зоопарке, явно, проходила куда благоприятнее и спокойнее, чем у Вилл и её напарника: животные тоже прекрасно чувствовали атмосферу в городе, и может потому они вели себя тихо, не выдавая свое местоположение криками и воем лишний раз. Но вот в ветеринарном комплексе жизнь наблюдалась очень активно. Занятно! Одна жизнь бурлит и кипит, чтобы вернуть огня угасающей второй. Хотя, даже не одна.
Пока Вилл и сер Сэмюель Дифрент, были на деле, мистер Хикс и, уже успевший отойти от шока, Билл, кряхтели над смотрителем, что успел потерять добротное количество крови еще до ухода "грабителей".
Вард уже минут пятнадцать был в сознании, хотя его состояние особо и не улучшилось, кровь остановить удалось.
- Меня удивляет твое отчаянное положение, Билл. Скажу одно - ты упертый баран! Другой бы, на твоем месте, уже давно сдался, - мистер Хикс, пытался не только как-то разредить ситуацию и подбодрить своего двуногого пациента, но и скрыть свою усталость, под пеленой старческой улыбки. Вард лишь криво усмехнулся, не в состоянии продолжить разряжающий диалог.
- Не скоро же ты по кабакам продолжишь ходить! - с ноткой отчаянья отметил Билл, прекрасно понимая, что компаньона в таком деле, лучше чем Вард, ему не сыскать.
Подобное заявление Вард оставить без комментария не мог:
- Думаешь. Мне нужна нога, чтобы посмотреть как ты проставляешься? Ха! Да, чтоб тебя! Я в жизни не пропущу такое, где за твой счет я бы смог смочить горло! Знаешь. Знаешь как хочется сейчас хоть какого-то пойла? - Вард делал большие паузы между словами, тяжело при этом дыша и причмокивая сухими губами.
- Сперва выкарабкайся из этого говна, в которое ты себя вогнал! А потом будете тебе и эль, и гетера. - Известной своей бережливостью Билл, говорил вполне щедрые, не привычные для него, вещь. И, если он сказал - то он исполнит.
- Вот и поговорите после, а ты, - мистер Хикс укоризненно посмотрел на пациента, что лежал на столе, - Молчи и дыши ровно! Дать чего покрепче, тебе не могу - и сам бы выпил - Но вот, выпей это. - Хикс, придерживая голову Варду, преподнес к его губам емкость с жидкостью. - Нет-нет! Ты должен выпить все! Маленькими глотками! Знаю, что противно, но нужно.

Вилл, как и её сопровождающий, зашли внутрь именно в этот момент. Билл удивленно посмотрел на вошедших, явно сбрасывая с себя ношу в лице волнения и переживание за Вильгельму. Мистер Хикс был серьезен. Он опустил емкость на стол, внимательно рассматривая Вилл и Джонатана, на предмет ран и, просто ожидая их ответа.
- О, Вилл, вы вернулись. И вы мистер... Спасибо вам, - откашлявшись, Вард повернул голову к выходу.
- Вам лучше? Как вы себя чувствуете? - обеспокоенно спросила Вилл, ставя наполненную сумку на кресло.
- Лучше? Да эти стены и стол, в жизни не видели более вредного пациента, чем этот. Я то думал, что худшим случаем в моей жизни была клизма зебре! Но видно судьба хотела еще посмеяться, подкинув мне очередного примата, а вместо благодарности я слышу от него оду о пиве! - недовольно нахмурив брови, но, при этом, улыбаясь, мистер Хикс подошел к креслу и открыл сумку - Вижу здесь все и даже больше! Это просто здорово, - ветеринар первым делом достал капельницу и, быстро вскрыв пакет с ней, проверил целостность и герметичность изделия. Будучи человеком любознательным и следящим за новинками в медицине, знал и о подобном механизме и был знаком с ним лично; Хикс действительно любит свое дело. Наполнив емкость лекарственным препаратом, мистер Хикс подошел к лежавшему на столе Варду, и, ввел ему иглу в вену, закрепляя ее пластырем.
- Мистер, прошу прощения, но вы здесь самый высокий. И думаю, у вас хватит сил и терпения, чтобы держать капельницу ровно и высоко. К сожалению, у меня даже торшера здесь нет, чтобы закрепить капельницу на нем, - ветеринар осмотрел свою, скудно обставленную, обитель, - Вильгельма, мне ваша помощь тоже понадобиться. Но, для начала, попрошу вас принести теплой воды.
Вилл только кивнула, послушно исполняя все приказания врача. Мистер Хикс, прежде никогда не имевший опыта в оперировании людей, едва заметно нервничал.
- Мистер Хикс, представьте, что я собака или кролик. Если вам так будет легче, - отозвался Вард. Ветеринар лишь скептически посмотрел на своего пациента, но отмечая про себя его слова поддержки.
И, руководствуясь лишь своей практикой на животных, мистер Хикс начал серьезную операцию, что требовала концентрации и внимания. Вилл не напрягали тяжелой работой, прося принести то одно, то другое, или стереть капли пота со лба.
Оперировать мистер Хикс старался быстро, чтобы Вард не потерял еще больше крови, но и не торопился излишне, соблюдая правильное местоположение каждой петли.
Закончив с пациентом, ветеринар облегченно выдохнул и, сняв очки, подошел к своему столу, чтобы достать джин и полностью смыть с себя волнение. Разом опустошив граненный стакан, мистер Хикс достал платок из кармана своего халата, и протер им лоб еще раз.
- Теперь все. Надеюсь и заживет на нем все, как на собаке.
Вилл, получившая сигнал об отдыхе, без сил плюхнулась на диван, запрокинув голову. Сейчас было плевать и на рамки приличия, и на этикет. Хотелось спать, есть и пить, и просто отдохнуть. Но, увы, нету у Вилл лишнего времени, а если и есть, то не на себя. - "Скоро там рассвет? Надо бы проведать всех." -Вильгельма повернула голову в сторону маленького окошка, всматриваясь в тамошнюю темную ночь. -  "Может и есть еще время для личного отдыха. Можно подремать. Я устала."
Девушка прикрыла глаза, погрузившись в чуткий, не глубокий, сон.

0

48

http://sh.uploads.ru/6TSxP.jpg
В Лондон приходит весна!
В Лондоне новые времена
В Лондоне новые квесты
Лондон верит в старых бойцов и ждёт новых героев!

0

49

Занята

Ветка "Кому в Саутварке жить хорошо"

http://sg.uploads.ru/nCz7i.jpg
Имя персонажа: Кловер Аннабель Дарден, Красотка Кло
Возраст: от 35 до 100
Пол: женский
Раса: каинит или человек 
Статус\профессия\положение: владелица "Купален мадам Кло" и просто обворожительная личность.
Характер: умная, расчётливая и поистине роскошная женщина. То самое счастье, что называют "холодный разум в горячем теле". Истинно холодный и истинно разум, не замутнённый стервозностью и прочими помехами, снижающими эффективность рассудочной  деятельности.  Не лишена способности к  глубокой душевной привязанности, в народе обычно именуемой любовью, но в случае острого конфликта его  с чисто практическими интересами последнее неминуемо проиграет. Имеет пристрастие к курению сигар, что, впрочем, только придаёт Кло своеобразного шарма. Не иначе как ведёт корни от каких-нибудь уэльских фэйри, ибо чем ещё объяснить волшебную осведомлённость о веяниях непостоянного мира, вполне приятного и благосклонного к красивым и умным женщинам? Неизменно женственная и одинаково мягкая ко всем, страждущим и провинившимся, никто ещё не видел Крастоку в гневе, а идут к ней многие  и за многим - за утешением в объятиях умелых девочек, возвращать долги, за информацией, за местью. Джентльмены, джентльмены удачи, даже сильные мира сего. И дай бог не увидеть невиданного, ведь без заступничества чудесная дива не останется - одним мягким словом, пропетым бархатным голосом,  Кло вполне способна даровать спасение или обречь на погибель.
Внешний вид: невысокая красивая миссис не поддающегося определению возраста с довольно пышными, поистине женственными формами. Свежее округлое лицо с  треугольным подбородком, умело и естественно оттенённое лёгким румянцем. Светлые серо-голубые глаза, тёмная шатенка. Воинским  искусства не обучена, но ткнуть серебряной спицей между рёбер или нажать курок маленького дамского револьвера в случае необходимости вполне способна, правда, необходимости такой ещё не возникало ни разу. Во всяком случае, а если и возникало когда-либо, никто об этом не знает наверняка. 
Краткая история: родилась Кло в семье небогатой, но с древней историей. Древней в прямом смысле слова: оба родителя славились известной фамилией, правда, то, что обычно прилагается к фамилии и придаёт ей особенного веса, к моменту появления на свет юной Кловер как-то растерялось. Были ли в том повинны недоброжелатели, или неосмотрительное старшее поколение справилось самостоятельно растеряло  всё нажитое... Так или иначе, когда родилась Кловер, отец работал на некогда принадлежавшем его деду мануфактурном  заводе счетоводом, а мать - подрабатывала, выращивая на небольшом участке цветы и продавая свежие букеты вечно спешащим лондонским джентльменам. Не будем расписывать весь нелёгкий путь от юной цветочницы и любовницы богатого наследника к статусу  незаменимой женщины, владелицы роскошных купален, которые ни у кого бы язык не повернулся назвать борделем. То есть, тем, чем они и являлись на самом деле. Отметим лишь, что был он тернист - несмотря даже на благосклонное внимание к семейству и непосредственно Красотке Кло  неких лиц, принадлежащих к таинственному обществу под названием Братство Мафусаила. Впрочем, впоследствии у миссис Дарден не раз возникала возможность щедро оплатить счета чести и благодарности перед Братством, а когда оно прекратило существование, то и все векселя автоматически оказались погашенными. В отличии от других, внезапно начавших стремительно набирать цену - и, как обычно,  в пользу Красотки Кло.  Небольшой, но весьма и весьма приятный процент с собственной благодетельности.
Впрочем, в гибельные гонки  политических игр осмотрительная женщина вообще никогда не вмешивалась. Красотка просто оказывала услуги определённым людям, не организациям, не партиям и фракциям, а именно отдельные услуги частным (и конечно же просто не могущим не быть приятными) лицам, в выборе которых была очень осмотрительна.
Цели в игре: вести тонкую игру на своей (или же одной из выбранных) стороне,  решая  вопросы силой обворожительного женского ума там, где нехороша мужская грубая сила и напористость.

Отредактировано Отродье (2015-05-14 23:25:25)

0

50

Ветка "Кому в Саутварке жить хорошо"

http://sh.uploads.ru/RA2rp.jpg

Имя персонажа: Брайан Абрахам Честертон
Возраст: от 30
Пол: мужской
Раса: человек или ликан
Статус\профессия\положение: сотрудник патрульно-постового или детективного отдела Уголовных расследований Столичной полиции центрального полицейского участка Саутварка, следователь в звании детектив-сержанта или инспектор  (на выбор)
Характер: выраженный сангво-флегматик. Флегматик возобладает в личности  господина Честертона  львиную долю времени, что совсем не удивительно, ибо в первую очередь сей возмужалый мистер принадлежит работе, работе и ещё раз работе. Скрупулёзно обходить территорию служебного маршрута, осматривать место преступления,  отчёты свидетелей, патологоанатомов, родственников потерпевшего или задержанных - это и участь и призвание, которым господин Честертон посвящает большую часть своих холостяцких суток, неравномерно разбавляя их курением трубки, хождением по корпусам Скотлэнд Ярда и разъездами. Очень внимателен в мелочах и нюансах, и не важно, о чём идёт речь - об одежде или поведении вон того джентльмена с тростью у дверей парикмахерской, "железный логик", не хватает звёзд с неба и не поражает свет чудесами прозорливости, но несомненно знает и уверенно выполняет свою работу. В скупо же отмеренное свободное  время досуга...  с удовольствием встряхивается и превращается во вполне обычного живого человека, не чурающегося общения с ближним и посещения Гайд-парка, театров, публичных домов и прочих развлечений своего времени. Но и это не значит, что в выходные Брайан выбрасывает из головы все думы о текущих делах. Брайан Абрахам - полицейский в первую очередь, к своим годам он успел впитать глубоко укоренившуюся неприязнь к нарушениям, нарушителям, тем более - грабителям, убийцам и прочим порождениям, не дающим обычным людям (включая между прочим  и его, Честертона) просто жить, не сталкиваясь ежедневно с избиениями, кровью, слезами и трупами.
Внешний вид: полностью на усмотрение будущего игрока.
Краткая история: давний и опытный сотрудник  Столичной полиции. Честертон  успел стать свидетелем того яростного неприятия и недоверия, что выказывало лондонское общество к полиции и детективам в частности. Наблюдал и сохранил в памяти вехи развития и реорганизации и развития Скотлэнд Ярда, как сменяли друг друга  начальники и суперинтенданты отдела, как  боролись со встречным течением, но всё же принимались и утверждались парламентом нововведения по учёту и делопроизводству. Как ценой неимоверного упорства и преданности делу  после 1871 года в полиции всё-таки была внедрена метода фотографической регистрации  и учёта  преступников. Как в 1888 году, придавленная ужасом перед неизвестным убийцей, прозванным Джеком Потрошителем, общественность всё-таки удосужилась поступиться частью так ревностно отстаиваемых личных свобод и согласиться с необходимостью контроля со стороны Закона. Как начиная с  1893 года работы и исследования знаменитого в своё время Гальтона, явившиеся свету  в книге "Отпечатки пальцев", наконец затронули внимание министерства внутренних дел и дактилоскопия, уже в расследований, наконец получила официальное  признание. Да много чего мог бы порассказать детектив в зимний вечер за трубкой и кружкой грога. Только выпадает ему и его коллегам таких спокойных дней всё меньше и меньше. Особенно, после возвращения на улицы Саутварка.
Цели в игре: спасение многострадального Саутварка от противоборства бобра с ослом в лице Красных Повязок и Лонгшорской банды; попутное  выяснение опытно-экспериментальным путём сакраментального вопроса, кто же из них кто  на самом деле - приветствуется.

0

51

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №35.  14 мая 1902 года; вторник, день.

Только вторник, солнце  едва перевалило к дневному пику,  а жизнь города уже богата на события. Потирает руки  и гудит о грядущей премьере театральный мир, предвкушая то ли обещанный неслыханный доселе авангардизм на сцене  Друри Лейн, то ли лицезрение самого великого Отца всея британского народа, Кайдена Бронкса*, должного явить свой лик на первом показе. Во всяком случае, газетчики и критики затачивают перья, готовясь освещать события со всех углов восхищения и недоброжелательности. И не только они, и не только перья писчие; Мартин Флейк, бывший сержант Гвардии Меча и Благоденствия, верное дитя Братства, мечтает омыть руки в крови главного виновника краха клана, пускай и ценой собственной жизни. Ну, и ещё пятка-другого подвернувшихся попутно. Правда, пока что жертвой дьявольских козней стала лишь служанка "семейства Дугласов", нечаянно выдавшая осведомлённость о личности сержанта несколько большую, нежели совместимая с жизнью. Возможно, сегодня Гоу Баоджей, новообращённая "сестричка" Мартина, наконец получит первый урок питья свежей крови некультурным способом "из горла".
Вторник - вообще, видимо, вообще негласно объявлен  Днём  возмездия. Схлестнулись на улицах Саутварка старое и новое поколения, жестоко оспаривая  право на собственное видение мира,  порядков, справедливости и распределение ресурсов среди населения. Проще говоря - за территорию. Керн Стоун, назначенный подальше от греха и центральных улиц Лондона возглавлять Саутваркскую ячейку Дружин Лиги и бывший заправила Лонгшора, Этьен де Труа, не сумели разойтись  в переулках южного боро  и сойтись во взглядах на правильное устройство мира. В ход уже пошли ножи, дымовые шашки и револьверы.
И даже исключительно мирная компания Лондонского ЗОО не обошлась без происшествий, пускай и бескровных, но волнительных. Времена волнений и грандиозных перемен  очень больно ударили по благополучию зоосада, поставив его в крайне тяжёлое материальное  положение. Что ж, крайняя нужда требует крайних мер - зоопарк пустился на неслыханную доселе акцию. И вот ярко раскрашенный фургон, зебра Церо, Вильгельмина МакАлистер и экс-капитан гвардии Осборн Блэкхорн отправляются в город на поиски совладельцев животных, готовых оплатить часть пропитания своих подопечных. Пожалуй, компания имела риск лишиться своей полосатой строптивицы, не окажись поблизости бригада заключённых с Собачьего Острова, вывезенная в город на  работы, слишком опасные для обычных трудяг, и Роланд Флейк, успевший остановить пустившуюся в бега зебру. Подвиг был оплачен бурными овациями публики, благодарностью Вилли и вывихом, устроенным заподозрившим попытку побега охранником.
Относительное спокойствие пока царит, пожалуй, лишь в заведении Красотки Кло, где затруднения  принято решать  более приятным способом, между парой тонких сигар и поцелуев - купальные процедуры  дело тонкое, требующее правильного подхода клиента и массажистов. Шон Найкид, живущий нынче под личиной Николаса Ретта, лица, ответственного за благополучие культурных заведений города и руководителя театра Друри Лейн, заглянул к старой знакомой  засвидетельствовать расположение, снять стрессы и заодно поделиться опасениями, получил всё что искал - плюс занятнейшую головоломку "как достать из мышеловки сыр и не оставить там руку по самую шею". Поистине, Кловер Дарден шикарна во всех своих проявлениях, будь то художественные фантазии,  деловой подход или умение задавать задачки.
Туда же, в сторону купален держат путь констебли Бен Пайпер и временно переведённый в Саутварк Джордж Бриско. Правда, чаяния полисменов носят гораздо более прозаический характер. По крайней мере, на данном этапе.
А вдалеке от суетливого города встретились будущая звезда театральной сцены и молодой художник по совместительству, Папиллон Леду, и молодая мисс ликанских кровей  Алеса Фостер, сбежавшая на природу от собственных душевных метаний. Пока молодые люди наслаждаются неспешной беседой и обществом друг-друга, но надолго ли можно сбежать от всего мира?
Нет, эта неделя с самого начала  определённо не хочет соответствовать  шаблонам об английской пасторали и чопорной скованности!

0

52

Вакансия от владелицы лучшего заведения Саутварка  и просто шикарной женщины, Красотки Кло Дарден

Жду и надеюсь найти

http://sh.uploads.ru/t/0wRYr.jpg

Имя персонажа: условно Уэстон Говард Блейк

Возраст: 48 лет

Пол: мужской

Раса: каинит истинный

Статус\профессия\положение: дворянин\авантюрист и рыцарь наживы\путешественник

Характер: Интеллектуал и до кончиков ногтей аристократ. Если пожелает, своей притягательностью Блейк способен очаровать любого, во всяком случае, вызвать сильные эмоции. Имеет выдающиеся психоаналитические способности, а его интуиция практически феноменальна. Многое дала ему природа, остальное - плоды самостоятельного труда. Блейк находит особое удовольствие в том, чтобы убеждать и подчинять людей своей воле, пусть даже это будет минутная блажь без далеко идущих практических целей. Авантюризмом пропитана вся его натура, однако это совсем не означает, что его жизнь хаотична или бессмысленна. Напротив, все, что он делает подчинено строгой логике и здоровому рационализму. В нем странным образом сочетается цинизм и язвительность с неизменной учтивостью и тактом. О Блейке с полным основанием можно сказать, что он сибарит и эпикуреец.
Душевная привязанность и благородство вовсе не чужды его натуре, только расходует он эти качества чрезвычайно осторожно и экономно. 

Внешний вид: Высок, красив и чертовски обаятелен. Кажется, годы над ним не властны, потому что он по-прежнему мускулист и статен. Обладатель отменного вкуса, Блейк всегда одет в костюмы, сшитые лучшими портными.

Краткая история: Род Блейка играл влиятельную роль еще при дворе Елизаветы, которая пожаловала одному из своих фаворитов должность лорда-протектора. Наряду со знатностью, Блейки владели огромными поместьями и несметными богатствами, которые перешли к потомкам, в числе которых были и родители Уэстона.  (Подробности остальной истории судьбы персонажа отставляю на волю фантазии игрока)

Цели в игре: первая любовь не забывается. Блейк разыскивает ту, что когда-то сумела растопить лед его искушенного сердца. Для чего? Возможно,  отомстить Братству, ведь это оно отняло у него любимую. Может быть, встретив вновь, разочароваться и, наконец, излечиться от мучительного чувства. 

Отношения с вашим персонажем: Двадцать лет назад молодой богатый наследник прославленного рода повстречал на улице прелестную цветочницу. Девочка была совсем юна и неопытна и Уэстон стал для Аннабель Дарден во всех смыслах первым мужчиной: опекуном, наставником и любовником. Всему, что она сейчас умеет, ее научил Блейк. Больше года длился их роман покуда на девушку не обратили внимания члены Братства Мафусаила и Уэстону вежливо намекнули, что его связь с Аннабель должна быть прекращена.

Дополнительно: от игрока очень желательна игровая активность и самостоятельность. По всем вопросам, либо в ЛС либо  сюда, в гостевую.

0

53

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №36.  14 мая 1902 года; вторник, вечер.

Над городом сгущаются весенние сумерки. Кое-кто встретит его совсем не там, где ожидал. Например, за решёткой камеры, как экс-капитан Гвардии Осборн Блэкхорн, проживший несколько последних месяцев в амплуа одного из рабочих Лондонского ЗОО. Нет, всё-таки не стоило искушать судьбу и колесить по городу на ярко расписанном фургоне, запряжённом зеброй. Может быть, отвлекающий манёвр и сработал бы, и Вилл и Осборн встретили бы конец большого для ЗОО дня среди остальных коллег. Но Косулю, бывшую леди, а ныне - некоронованную герцогиню кабаков и повелительницу духов из бутылки, так просто не запугать! Дорожное происшествие плавно перетекает в громкий арест, и вот уже двое коротают время в общей камере, а третью, Вилли МакАлистер, после непродолжительных расспросов  отправляют прямиком на Собачий Остров. С укрывателями Братских недобитков нынче разговор короткий. Кто мог знать, что случайная встреча на Бонд-стрит получит такое скорое продолжение в лагере для полит.заключённых. Точно не Роланд Флейк.
Пожалуй, неприятнее лишь участь  тех, кто отправился в секционную Скотленд Ярда после первой стычки за Саутварк. Таковых, впрочем, сегодня немного; спор молодого и старшего поколения обошёлся  малыми жертвами.  Слегка помяв друг-друга в первом раунде и так и не выяснив, кто достойнее строить в Саутварке город-сад по своим убеждениям, красный и синий углы в лице старого бандитствующего босса Фоу и Керна Стоуна зализывают раны и обдумывают сложившуюся ситуацию. Один - в обществе своей подруги, Алесы Фостер, так вовремя появившейся в переулке. Второй - беспризорного пацанёнка, Джека Крайма, случайно оказавшегося в месте стычки и получившего слишком сильные впечатления от увиденного.
Обыск в купальнях Красотки Кло тоже подходит к концу, но история обещает иметь захватывающее продолжение. Как минимум, два. Которое из них получит активное развитие: возмездие за непочтительное обращение и угрозы, обрушившиеся на Красотку в ходе не самого приятного разговора с глазу на глаз с констеблем Беном Пайпером? Или охота на не самые законные вещества, сведения о наличии которых в купальне  попали в руки полицейских? Как знать. Кловер Дарден может оказаться слишком гордой и осторожной для того чтобы бросаться жаловаться на представителей закона. А ниточка в руках констебля Джорджа Бриско пока слишком тонка и ненадёжна.
И лишь  встреча двух оборотниц,   Акриллы  Вокул и  Элил, заведших случайный разговор в кафе, похоже, так и останется мимолётной встречей, хотя, казалось бы, могла бы вести к фурору и сценическому торжеству, ожидающему Друри Лейн. Что ж, жизнь - очень непредсказуемая штука. Не будем загадывать наперёд.

0

54

Ветка "Путь исправления"

Заявка от светлого лучика в сумрачном лондонском царстве, Вилли МакАлистер

Ой, как срочно! Ой, как актуально! И - ой, как ты мне нужен, братец!


кликабельно - клик-клик

https://pp.vk.me/c625122/v625122836/269fb/Zq8lLKymtkk.jpg

Имя персонажа:
Дориан МакАлистер
(имя Вы можете выбрать любое, кроме фамилии естественно)

Возраст: 26 лет
(можем обговорить и более "старший" возраст.)

Пол:
Мужской
Ориентация - Гомосексуален
(очень важная черта в характере и жизни персонажа, поэтому она не поддается изменению)

Раса:
ликан, обращенный
(в исключительных случаях можно посмотреть и обычного человека)

Статус\профессия\положение:
Происходит от аристократического шотландского рода и является старшим из двух наследников.
В данный момент начальник охраны "Собачьего Острова".
Характер:
В отличии от Вильгельмы, что с первых своих дней отличалась спокойным и уравновешенным характером, её старший брат славился более несносным и беспокойным ребенком, часто спорящим со взрослыми. Хотя с возрастом это все вылилось в основном в плюсы, чем минусы. Дориан искусный оратор с подвешенным языком. Он не только образован, но и очень умет. Хотя часто страдает от этого самого ума. Ещё одна важная черта - самовлюбленность. Дориан очень уверен в себе, своих действиях и, даже когда он молчит, то от него веет этим качеством - вкупе с острым умом и умением говорить, он прекрасно зарекомендовал себя как лидер. Часто он зазнается - ему присуща гордыня. Но он ласков со своей сестрой, часто называя её "малыш" в домашней обстановке или тет-а-тет. Дориан редко выходит из себя, злится - эта черта свойственна его семье - скорее всего вы услышите от него печально-колкий сарказм, чем слова ярости.
Он поддерживает порядок везде, как и в своей голове.

Внешний вид:
Статный, высокий и жилистый, с нетипичной для британца смугловатой кожей - где-то в прошлых поколениях гены постарались. С Вилл они внешне почти не похоже - разве только цветом волос и глаз, да и где-то ещё проскакивают мелкие общие черты. На лицо он действительно красив; есть в нем какой-то шарм, который притягивает внимание к его персоне. Носит пышные усы, концы которых образую полукруг, в сочетании с небольшим островком бороды.
Одет всегда элегантно и всегда к месту и по погоде. Это касается как дома и прогулок, так и рабочего места.

Краткая история:
Родился в шотландском городке Гринок, в семье мэра С ранних лет ни чем не отличался от других мальчишек. Может только, больше был привязан к матери, тоскуя от нехватки отцовского внимания - отец семейства все же трудоголик, и семье предпочел работу. Но, нет, мы уверенны что МакАлистер старший любит свою семью. Но слишком редко он бывает дома.
Одиночество скрасило рождение сестры; сначала помощь матери в воспитании, а после замена таковой. Вилл была совсем маленькой, когда их мать умерла; у отца все ещё не было времени на семью (да и после смерти жены он ещё больше ушел в себя и работу), а вот Дориан был достаточно взрослый, чтобы позаботится не только о себе, но и о младшей сестре.
Впрочем, большинство из того, что знает Вильгельма, ей дал её брат: умение рисовать, плавать, ездить верхом, в конце концов от него она набралась "мужских замашек".
Увы, чем старше становился Дориан, тем отчетливее он понимал, что...современное общество его не примет, если узнает правду. Не примет, как и отец, который оставил за сыном право выбора: уход из дома или женитьба. Отпрыск слишком гордый, как и отец, и гадать не надо было, какой вариант он выберет.
Бежав из дома, основался в Лондоне. Толком ничего не зная о городе, он быстро нашел себе пристанище, работу и даже приятелей по интересам. Когда он стал подниматься по своей карьерной лестнице, то уже славился как хороший лидер и ликан.
Во время декабрьских происшествий был важной частью на острове. Там же оставался и последние четыре месяца, изредка выбираясь в город. За это время с сестрой ни разу не виделся, что заставляет тосковать и волноваться обоих.

Цели в игре:
Вижу много их, на самом деле.
- Во-первых, это игра опирающаяся на отношении с сестрой и семьей.
- Во-вторых, будучи одним из начальства Собачьего Острова, ему предстоит руководить/наблюдать/поощрять или наказывать сотрудников, устранять беспорядки, решать различные вопросы с плененными каинитами и ещё много чего.
- Ещё раз упомяну о его ориентации: в нынешнее время такому жить тяжело и Дориан это тщательно скрывает. Как и своих любовников. И, если кто прознает о его ориентации, то множество проблем обрушится на его самовлюбленную голову.
- На данный момент Дориан очень нужен для игры на острове, куда, совершенно случайно и не по своей вине, попала его младшая сестра. И, не считая запланированного побега (а планы не всегда удачны бывают), только он и может её вызволить от туда.

На самом деле его роль очень вкусная. И остальные идеи можно обсудить лично. Да и эти тоже.

Отношения с вашим персонажем:
Семейно-родственные связи, крепкие и настоящие. Дориан заменил Вильгельме и погибшую мать, и отца-трудоголика. Любит Вилл, исключительно как сестру, тепло и нежно, стремясь оберегать своего хрупкого воробушка. О не стандартной для сестры и брата любви, со стороны Вилл, не знает. А девочка очень даже любит его, как настоящего мужчину, а не только как старшего брата.

0

55

Отбой

Вниманию любителей недолгих, но насыщенных отыгрышей временным персонажем!

http://kinogo.co/uploads/posts/2014-01/1390991893_oliver.tvist.1.jpg
Разыскивается желающий попробовать себя в роли знаменитого Оливера Твиста, символа беспризорных лондонских улиц викторианского периода. Взрослый, увлечённый и чертовски приятный соигрок, Красотка Кло, с нетерпением ждёт вас и возможности вместе сыграть живой, интересный, не рельсовый небольшой сюжет.
Все предложения и вопросы с удовольствием выслушаем и ответим в Гостевой  форума.

Отредактировано Отродье (2015-08-16 13:01:18)

0


Вы здесь » FRIENDZONE » Ярмарка проектов. Сказочная фантастика » Отродье Каина: воздаяние


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC