FRIENDZONE

Объявление

20 июля: С 20 июля по 27июля открыт набор заявок на участие в конкурсе "Ролевая ИЮЛЯ". Успевайте записываться. Для победителей предусмотрены призы.

В ближайшие дни будет проведена чистка неактивных тем в Ярмарке проектов.

Всем, чудесного лета!
3 вечера со случайностью:

Подробнее об этом узнать здесь
Случайный форум:

Акция "Случайный форум"
Ролевая июля:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRIENDZONE » Ярмарка проектов. Сказочная фантастика » Отродье Каина: воздаяние


Отродье Каина: воздаяние

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

Календарные листы долой. Декабрь 1901 года. Стремительный  переворот в стенах Тауэра, поменявший властителей министерских кресел и окропивший Юнион Джек свежей кровью, обернулся полномасштабным переворотом в умах и душах. Погромы, самосуды, чёрные стаи  гвардейцев-кнутов,  проносящиеся по забубённым южным улочкам вырезая всё живое и пахнущее зверем, растерзанные и расстрелянные тела в подворотнях, колёса полицейских карет, хрустящие осколками  разбитых витрин и судеб -  казалось бы, смрадное,  мутное поветрие промчалось и утихло, уступив место более размеренной, обновлённой  жизни. А может быть, просто стало чем-то привычным, вроде свежей Дэйли Ньюс к утреннему чаю. Отныне и присно:  хороший ликан -  ликан, закованный в стальной ошейник, намертво сковывающий Зверя внутри человеческого тела. Несогласных – на корм червям!  Или вон из города, в Юго-Восточное поселение, коли сумеет доказать,  что фермер из него выйдет лучше и полезнее, чем удобрение.
Да, за четыре месяца, проведённых под  умелым кукловодством Братства,  Лондон преобразился. Первый снег припудрил улицы  и новую кровь, нет-нет да расплёскивающуюся по мостовой, белую непорочность приминают колёса кэбов, омнибусов и автомобилей.  Ист Энд – всё та же задница мира, полная нищеты и порока, но витрины центральных улиц сияют и пестрят рекламой – разве не рай на земле? Скотлэнд Ярд вызревает чёрной бедой, как огромный нарыв в центре города?  Пустое, лучше взгляните на бравых ребят-бобби –  каждый второй из них каинит, ловкий, быстрый, живучий дьявол,  что с лёгкостью покажет луну с копеечку любому зарвавшемуся бандюге. Цена невелика – всего лишь стакан крови в два месяца  с каждого здорового взрослого мужчины. Плёвая цена, не так ли, леди и джентльмены? Не будем мелочиться, ведь впереди Рождство!
Кто вы, сэр или леди? Человек, ликан, каинит?  Забудьте,  радуйтесь жизни, пока есть такая возможность. И чаще смотрите на небо. Глубокое, чистое, полное волшебных огоньков  незагаданных желаний. Как знать, возможно, оттуда на нас тоже смотрят чьи-то мудрые глаза. Не спрашивайте. У Библии на этот счёт одно мнение. У шутника и фантазёра Герберта Уэллса – своё собственное. Помните?..

ссылка: Отродье Каина: воздаяние

0

2

Для гармоничного развития сюжета и участия в важном сюжетном квесте мир Отродья и Скотлэнд Ярд ждут серьёзных и ответственных сотрудников-полисменов!
Настоящие преступления, настоящие бобби, настоящие преступники, безнаказанно гуляющие на свободе; папки с заведёнными уголовными делами  копятся на столах, а возмездие неспешно, но неотступно идёт по следам. Во всяком случае, иногда очень хочется в это верить. Даже самим преступникам.
Задумайтесь, взвесьте. Преступление не раскроется с наскока, на щелчок пальцев и само по себе. Если вы серьёзный игрок с развитым логическим мышлением, видящий интерес в постепенном, вдумчивом и упорном развитии персонажа  и  распутывании непростых дел, поиске улик и ниточек, ведущих к разгадке... то будущие соигроки будут счастливы получить в Вашем лице лучшего соратника или не менее любимого противника.

Итак, требуются:
персонажи-патрульные или сотрудники Усиленного Отдела Скотлэнд Ярда (заинтересованные соигроки - Ева Каллахан, Джордж Бриско);
персонажи-следователи Детективного отдела Скотлэнд Ярда (заинтересованные соигроки - см. выше + преступники сотворившие... если следователь окажется достаточно опытен, настойчив и сумеет встать на след).

Ознакомиться с делами, ждущими расследования можно в этой теме.

0

3

Стартовый глобальный квест нового сюжета.

II. И грянул гром.

Краткое описание: 

переворот, произошедший в ночь с 19 на 20 июля, увенчался полным успехом. Правление  обезглавленной Британией сосредоточилось  в руках  нового высочайшего органа власти, Временного Правительственного совета, по сути состоящего из верховных членов Братства Мафусаила. Учитывая тот факт, что и кресла в Палате Лордов были быстро  и эффективно освобождены под зады Братьев и лояльных приверженцев, и уже спустя пару суток перья заскрипели вовсю, усердно строча новые законы, а обилие своих людей и нелюдей в верхах Столичной полиции и армии было вполне в состоянии обеспечить их выполнение… Помешать установлению новых порядков было способно лишь чудо. И оно не случилось.

Как показало время, кланы и шайки ликанов оказались слишком беспечны и разрозненны для того чтобы оказать достойное сопротивление обрушившейся на их род напасти. Или хотя бы просто быстро сплотиться в реальную силу под руководством боевых вожаков, поднаторевших в деле политических перипетий. Одиночки и мелкие банды, ускользавшие от исполнения новых законов, вступавшие в стычки с патрулями полиции или гвардейцев-кнутов,  выслеживались, уничтожались или  загонялись в глубокое  подполье. Единственную возможность оставаться в живых и иметь какие-то права на территории Британии и Лондона в частности ликанам обеспечивало лишь ношение стального ошейника, регистрация, справка о том что податель сего честно трудится, а не коптит место под солнцем, промышляя воровством или прочими незаконными делишками. Или бытность жителем Юго-Восточного поселения, попасть в число которых, к слову, тоже не так-то просто, ибо по одному из пунктов договорённости  Юго-Восточное поселение находится  под юрисдикцией Скотлэнд Ярда, и для заведомо преступных элементов путь туда заведомо закрыт.
И казалось бы, смута и кровавый хаос, накрывшие Лондон в первые недели после смены власти, пошли на спад, открытая резня на улицах прекратилась, снова отступила на дальние задворки, и в течении жизни  столичного города начала налаживаться какая-никакая стабильность. Однако...

Перед самым рождеством, в  день 22  декабря 1901 года в южных  пригородах Лондона, в старой заброшенной каменоломни, слегка размытой прорвавшимися подземными водами,  обнаружено массовое захоронение. Полуразложившиеся тела количеством несколько десятков, частично обглоданные лисами и прочим бродячим зверьём, доставлены в Скотлэнд Ярд. Увы, служителей закона ожидало неприятнейшее страшное открытие: в останках опознаны полисмены, четыре месяца назад торжественно отправленные покорять Австралийскую землю. Известие разносится по корпусам Ярда со скоростью и силой взрыва, не сметшего с лица земли комиссара полиции и нескольких подчинённых ему верховных руководителей по одной-единственной причине: почуяв приближающуюся бурю, Кениг успевает бежать из Скотлэнд Ярда в Вестминстер и ищет защиты в здании Парламента, охраняемом гвардейцами Братства.

Тем временем в стане разведчиков Новой Луны, обосновавшихся в городе, дела идут ни шатко ни валко, но всё же продвигаются вперёд. Новому вожаку  и почти всем  соратникам удаётся благополучно зарегистрироваться в городе. Обзаведясь ошейниками и устроившись на работу, ликаны потихоньку,  методом проб и ошибок начинают вырабатывать тактику первичной подготовки к серьёзному сопротивлению, обрастая нужными связями, обзаводясь новыми знакомыми и сторонниками, выведывая сведения и компромат на нынешних правителей земных, а так же иногда не отказывая себе в рисковом, но эффектном удовольствии диверсий. Новость о волнениях в столичной полиции приходит внезапно и манит возможностями, однако, нужно всё взвесить и решить: он ли это, час объединиться с крупной и достаточно серьёзной силой, подкреплённой оружием, или не ставить на борзую, но лошадку, дождаться разрешения конфликта не выдавая себя, и уже из остатков подавленного бунта вербовать себе новых союзников.

Стайные и нестайные ликаны, полицейские, гвардейцы и Хранители Братства - каждая новая роль станет  очередной самобытной, интересной веткой в хитросплетении Большой Лондонской Истории. Мир Отродья ждёт  вас!

0

4

Отродье Каина разыскивает!

Для тех, кто хочет окунуться в атмосферу предрождественской и не совсем спокойной Англии начала двадцатого века, вдохнуть аромат ромовых пудингов и свечей, лёгкого английского морозца и лошадей, влекущих кэбы и частные коляски, но совсем не жаждет с самого порога оказаться в эпицентре трагических, кровавых и прочих событий - вакансии от несравненной Доротеи Бодлер:

На постоялый двор Ginger Inn требуются работники.

Пожалуйста, ознакомьтесь с заглавным постом описания таверны. Если вышибалы - то только раздобревшие, если проститутки - то только раскаявшиеся, если каторжники - то только Жан Вальжанперевоспитанные. В любом случае, обеспечена дружелюбная атмосфера на работе, участливая начальница, крутящийся под ногами мальчишка, помощь в отыгрыше. Самое важное, что никаких условий по внешности, аватару, возрасту, статусу и тп не выставляется - еще не хватало диктовать игрокам, как персонажей делать/отыгрывать. Не приветствуются только слишком агрессивные и опасные личности, которые в каждом сообщении несут разрушение.
Имя персонажа: любые имена
Возраст: любой возраст
Пол: любой пол
Раса: не имеет значения
Статус\профессия\положение: не имеет значения/такая, которая может понадобиться на постоялом дворе/не имеет значения
Характер: практически не имеет значения, только маньяков с детства, которые любят отрывать крылушки мухам, настоятельно убеждаю не беспокоиться.
Внешний вид: не существенно
Краткая история: можно уже работающих в Ginger Inn давно, можно отыграть прием на работу. Если персонаж по сюжету работает на постоялом дворе давно, то он не может быть грязнулей, рохлей, агрессивным преступником. Все остальное - ок. Что касается конкретных должностей: кухня, обслуживание столов, уборка номеров, охрана, ремонт.
Цели в игре: ваша игра - ваши цели! Мне нужны только сотрудники.
Отношения с вашим персонажем: обсуждаются.
Важно то, что работу придется отыгрывать каждый день, кроме выходных и отгулов, причем, частота постов радикально желательно погуще, чем раз в неделю. Если вы хотите попробовать, но не уверены - легко можно отыграть увольнение в том случае, если не понравится.
Будьте готовы, что, возможно, в какой-то момент в локации постоялого двора не будет других игроков - тогда приветствуется игра НПС или на ваше усмотрение. Всяко бывает.

Постоялому двору Ginger Inn требуются поставщики продуктов и прочих необходимых вещей.

Имя персонажа: не важно
Возраст: не важно
Пол: не важно
Раса: не существенно, но наладить отношения с оборотнями было бы замечательно
Статус\профессия\положение: не имеет значения/фермерство, скотоводство, кройка и шитье, строительство/ не важно
Характер: не имеет значения
Внешний вид: не имеет значения
Краткая история: необходимы связи с поставщиками свежих пищевых продуктов (раз в неделю, к примеру, возможно, что-то и чаще), поставщиками строительных материалов и мебели (на случай ремонта), производителями тканей (для постелей, полотенец, штор и тп). Мы можем сотрудничать давно, можете впервые обратиться.
Цели в игре: ваша игра - ваши цели. Возможно, отыгрыш и не понадобится - можно просто договориться о сотрудничестве.
Отношения с вашим персонажем: обсуждаются.
В остальном - все делаете так, как хотите. Ведь персонажи ваши.

0

5

... и противоположность предыдущей заявки. Товарищ нордический каинит и просто неподражаемый товарищ  Алистер МакНамара разыскивает  претендентов на соучастие:

Бледным и нервным дамам, склонным к обморокам, можно дале не читать.

1.Лонгшор и в частности Алистер МакНамара неприветливо, но цепко встретит следующих личностей:

Имя персонажа: английское или ирландское
Возраст: если люди, то от 28 до 50. Слишком молодые - глупы, слишком старые - медлительны. Вампиры и оборотни - от 28 и старше, снова же, потому что малолетние не умеют себя контролировать.
Пол: мужчины. От женщин - одни проблемы в серьезных делах, это же очевидно.
Раса: желательно - люди и каиниты, но можно и ликаны, если эти ликаны - ирландцы, а не англичане.
Статус\профессия\положение: ближайший круг подручных Алистера МакНамара в Лонгшоре. То есть, все глубоко преступно и незаконно. Ближайший круг ирландцев - прямые участники ИРА или, если угодно, ИРБ. Здесь, в Лондоне, они не занимаются как таковым терроризмом, но выполняют указания Алистера, которые направлены на накопление денег, оружие и информации, которые, в свою очередь, идут на финансирование ИРА.
Характер: это - не вакансия для тех, у кого персонаж заточен под КОНАН УБИВАТЬ КОНАН ЖЕЧЬ. Тут не место совсем уж садистам и невоздержанным психопатам, которые убивают без разрешения. Серьезные мужчины, можно злые, можно мстительные, но - убежденные сторонники своего дела и Алистера, который в данный момент это дело продвигает. Не глупы, но не обязательно, что прям хитрые и замысловатые Энштейны. Это - самостоятельные личности, каждый занят своим делом, но когда речь идет о выполнении приказов, то тут споры им очень несвойственны. Готовы пожертвовать собой ради дела.
Внешний вид: хм... на усмотрение игроков.
Краткая история: первым делом искомы участники ИРА, в частности те, кто наиболее сблизился за десяток и более лет с Алистером МакНамара еще в и Ирландии. Всю мою анкету читать не обязательно - можете посмотреть один-два последних абзаца биографии. Эти люди занимаются убийствами, воровством, вымогательством, терроризмом - ради своей собственной великой цели. Революционное Братство во всей красе.
Это - ближайший круг сообщников и сподвижников Иста, то есть, те самые вторые руки, которые передают поручения в третьи. Не пройдя через них, невозможно добраться до самого МакНамара. То есть, они сильны, преданны и самостоятельны. Они - не слуги, ни в коем случае, просто у них тут свое дело и на пшики со стороны никто не разменивается.
Если вы хотите в прямые знакомства вписать персонажа-англичанина - требуется обоснуй. Если не в прямые знакомцы, а в одни из посыльных или "третьи руки" - ок, легко и результативно обсуждаемо.
Цели в игре: прямые - спонсирование ИРА оружием, деньгами, информацией, в перспективе - подрывная деятельность прямо в Лондоне. Непрямые - что хотите, то и делаете по игре.
Отношения с вашим персонажем: рабочие. Конечно, если что - то свой за своих. Но знайте: если подставитесь - вам лучше забыть, что такое Лонгшор и кто такой Алистер МакНамара. Потому что подставлять общее дело и даже просто свою голову за вас каинит не будет. Однако, если все делаете правильно и осторожно - вперед, к вершинам.

Таких персонажей нужно не один и не два, а больше.
Поэтому, дорогие игроки, если сходимся - вы можете создавать постоянных НПС, описывать их в соответствующей теме и ими играть. Авось, вам понравится, и непись оживет в настоящего персонажа. Можете отыгрывать не только старых знакомых, а и новоприбывших.

2.
В силу того, что у меня теперь есть баржа Арена теперь, вроде как бы так и эдак, под моей юрисдикцией, всех желающих быть бойцами просьба обращаться ко мне.

А, кстати, баржа.
Если кто-то хочет феерично убить надоевшего персонажа своего и заделать нового с чистым сердцем - обращайтесь. Устроим грандиозное последнее шоу.

0

6

А тем временем в Лондоне... Обзор лондонской прессы.

Специальные утренние выпуски  "Таймс", "Дейли Ньюс" и прочих крупных и мелких изданий от 23 декабря 1901 года, вторник.

Страшная находка близ посёлка Хиллсайд. Кто стоит за убийством двух десятков сотрудников Скотленд Ярда?

Сегодня утром сотрудники нашей редакции получили личное приглашение  в Скотленд Ярд от помощника комиссара Столичной полиции, Евы Каллахан-Блэкхорн. Пожелала ли миссис Каллахан-Блэкхорн передать особенно красочное, фотографиями поздравление своим подчинённым и городу?
Увы. Темой разговора, а следовательно и нашего специального выпуска станет  тревожное, ужасное происшествие, поистине омрачившее светлые предпраздничные дни.

Всё началось сегодня ранним утром, со страшной находки, обнаруженной на западе от Лондонских окраин.  В старой, давным-давно  заброшенной каменоломне, что находится  недалеко от посёлка Хиллсайд, обнаружены останки двух десятков человек. А точнее - двух десятков ликанов, сброшенных и погребённых под каменными завалами.
Однако, так ли это? Миссис Каллахан-Блэкхорн и некоторые из её подчинённых клятвенно утверждают, что всё началось гораздо раньше, и он точно знают, когда именно. В конце июля, в тот день, когда заражённых ликантропией полисменов отправили на побережье, в порт, откуда их должны были доставить морем на постоянное проживание в австралийскую колонию.
Так вот, миссис Каллахан-Блэкхорн и её подчинённые утверждают, что как минимум в пяти  обезображенных временем и осенней непогодой останках опознаны бывшие служащие  Столичной полиции, так и не увидевшие солнечных берегов Страны кенгуру.
Вот, казалось бы, и нашлось объяснение странной ошибке, когда пароход до морского порта отошёл на полтора часа раньше и родственники, сослуживцы  не смогли попрощаться с отбывающими родными и бывшими коллегами. Так же, как и странной тишине, звенящей в ответ на запросы, письмам, возвращающимся с пометкой "адреса не найден".
Но кому понадобилась свершать эту чудовищную расправу над подданными Империи, уже покидающими её пределы? В ответ на это вопрос мисс Каллахан тоже выдвинула  весьма чёткие предположения. Приведём же их дословно:

"- Город останется без полиции до тех пор, пока виновники совершенного преступления не явятся в Скотланд Ярд для справедливого суда.  До тех пор все сотрудники полицейского управления будут находиться на территории Скотланд Ярда и оказывать сопротивление любым попыткам проникнуть на территорию посторонним лицам. Если в течении суток нам не выдадут виновных или выдадут тех, кого мы сочтем подставными лицами, полиция Лондона начнет открытую борьбу с гвардией Братства Мафусаила и королевской гвардией, если та примет сторону Братства. Также я призываю всех неравнодушных к случившемуся сознательных горожан оказать посильную помощь полиции.
Понимаю, что с нашей стороны безответственно оставлять город без охраны, но гораздо большие преступления творились бы под видом правомерных деяний, если бы мы допустили дальнейшее подчинение полиции временному правительству. Еще мы отправили запрос в соседние графства, где к происшествию проявили повышенное внимание, и в скором времени ожидаем подкрепление от полицейских ведомств значительной части страны.
"

Поистине пугающие новости. Неужто город действительно будет оставлен во власти самоуправства, брошен в руки беззакония? Наши неутомимые корреспонденты сообщают об движении сил Гвардии, замеченном в южной части Лондона и неукоснительно перекидывающемся на северные улицы. Происходит  массовое перемещение на центральные улицы Большого Лондона. Означает ли это, что пока не разрешится разбирательство вокруг погибших полисменов, охрану порядка возьмёт в свои руки Гвардия Меча и Благоденствия? Или же  те, кто призван защищать, хранить нас от преступников, антиобщественных элементов, действительно сойдутся в  междоусобной кровопролитной схватке?
На вопрос одного из журналистов, как отнёсся к  решению поддержать саботаж мистер Блэкхорн,  миссис Каллахан-Блэкхорн не дала однозначного и обнадёживающего ответа:
"- Мы с ним еще не обсуждали этот вопрос.   Если вы имеете в виду, не помешает ли бунт нашим супружеским отношениям, то и это станет известно лишь после нашей встречи."

С вашего позволения, редакция пока воздержится от комментариев, догадок,  выводов и обвинений. Затаив дыхание, мы будем ждать вестей от наших сотрудников, должных с часу на час вернуться с новыми известиями и разъяснениями - на сей раз от представителей Братства, Гвардии, министра внутренних дел и прочих сторон, непосредственно затронутых  прискорбным   инцидентом. И вместе с вами, дорогие читатели, мы будем смиренно молиться о скорейшем и бескровном его разрешении.
Ожидайте наших скорейших новых выпусков, леди и джентльмены! Ведь  наши самоотверженные сотрудники готовы денно и нощно доносить до вас самую полную и правдивую информацию обо всех событиях города и всего мира.

0

7

В горячий квест требуется! (желательно сейчас, а не когда-нибудь через месяц)

http://fotohost.kz/images/2014/05/27/lEuMh.jpg

Имя персонажа:
Ева Каллахан
Возраст:
35-40 лет (допустимо немного варьировать)
Пол:
женский
Раса:
каинит истинный
Статус\профессия\положение:
Помощник комиссара полиции по отделу СУО; в настоящий момент – руководитель саботажа и полицейского бунта в Лондоне. Имеет титул маркизы. С упруга главы Гвардии Меча и Благоденствия
Характер:
крайне сдержанная, не любит проявлять эмоции на людях. Обладает чётко выраженным  чувством  справедливости, искренне верит в Закона.  Ответственна, полисвумен по призванию, иногда кажется, что весь смысл жизни Евы Каллахан составляет её работа и Скотленд Ярд. Зачастую производит впечатление личности  суховатой, излишне жёсткой. На самом деле достаточно отзывчива, способна на сопереживание и прочие нормальные человеческие эмоции. Искреннее привязана к своим коллегам и друзьям по Ярду, ответственности по отношению к младшим подчинённым - патрульным и бойцам СУО.  Не принимает идей Братства о "возвышенности каинитов над прочими", считает, что каждого нужно судить по его поступкам, какой бы расы он ни был. Хотя ликанов всё таки недолюбливает за часто проявляющееся  неумение либо нежелание сдерживать животные порывы. Питается исключительно сцеженной кровью - из принципа.
Внешний вид:
высокая, нормального женского телосложения. Глаза необычного, светло-медового, почти жёлтого цвета. Волосы тёмные, постоянно собраны в пучок. Выглядит лет на 20-25.
Краткая история:
родилась в известной и уважаемой семье, уходящей корнями аж к кому-то из древних шотландских венценосцев  королевских кровей. Отец, Генри Каллахан, в глубине души видя в Еве причину смерти жены, скончавшейся при родах, не слишком любил свою дочь и внимания ей уделял ровно столько, сколько требовали приличия и весьма сдержанные отцовские чувства. Девушка получила прекрасное домашнее образование, но когда пришло время задуматься о поисках достойной  партии, Ева впервые в жизни проявила настойчивость и заявила о своей непреклонной решимости продолжить обучение и поступить на медицинский факультет. Или - ещё лучше! - в военную Академию Её Величества. Дело в те времена неслыхпанное, но для Генри Каллахана, к тому времени успевшего дослужиться до генерала, свести знакомство с Братством и пользоваться его пока незримым, но более чем ощутимым покровительством, отнюдь не невозможное. Каллахан  решил проучить дочь и устроил ей несколько лет обучения, о коих так мечтала юная леди.
Отцу и дочери это впоследствии отлилось многими шепотками и откровенными насмешками в обществе. Академию однако Ева окончила с отличием, и вышла имея лейтенанта. А далее... далее путь необычной леди лежал в сторону Скотленд Ярда. Сначала - отдел расследований, затем патрульно-постовой; постепенно лестница возводила мисс-Полицию всё выше и выше, до самого поста инспектора. Правда, в период Четырёхлетней войны Еве вместе с отцом под благовидным предлогом пришлось временно покинуть пределы Англии, спасаясь от разоблачения и преследования, коему подвергались в те годы каиниты и ликантропы. Однако, с воцарением мира Каллаханы вернулись на родину. Компенсация за горечь расставания с Родиной не заставила себя ждать: Генри в скором времени получает пост министра внутренних дел. Ева - пост помощника комиссара полиции и ответственность за всё что связано с существованием и деятельностью отдела СУО. А вскоре грянул и знаменитый переворот, полностью сменивший верхушку правительства Британии и ввергший власть в руки так долго вожделевшего её Братства. Ева старалась не касаться политики и честно выполнять свой долг - следить, чтобы Закон продолжал исправно служить обществу и защищать его от преступников, отбросов. Особенно актуально это стало теперь, на фоне новой смуты и кровавых переделов. И когда в городе появилась новая сила - Гвардия Меча и Благоденствия, вытеснившая полицию на  северные улицы города  и  сжавшая в руке удавку беспрекословного подчинения, накинутую на горло Столичной полиции... Оставалось лишь подчиняться и упорно продолжать делать своё дело в новых условиях. Но недовольство сложившейся ситуацией росло. Даже замужество, соединившее брака Еву Каллахан и главу Гвардии Меча и Благоденствия, не умалило растущего напряжения. Ева подозревала, что истинные методы и намерения Братства и сформированного им временного правительства не столь уж благонамеренны и безобидны, как это старались изобразить представители Братства Мафусаила.
В конце декабря 1900 года Ева и весь Скотленд Ярд, весь город получили тому доказательства.
Цели в игре:
руководить бунтом, отстаивать интересы полиции и простого  населения Лондона, оказавшегося в не слишком чистоплотных руках Братства. Искать управу на супруга, который есть злой и безжалостный Осборн Блэкхорн и его дикую дивизию аки Гвардия Меча и Благоденствия, а так же всё Братство, позабывшее законы человеческие и божии.
Отношения с вашим персонажем:
весьма неоднозначные. Впервые столкнулись  в уличной стычке и остались друг другом крайне  недовольны, ибо понесли потери убитыми в той встрече обе стороны. Впоследствии встретились в более мирных условиях и вместе отстаивали разрешение на создание мирного поселения для ликанов. Отстаивали успешно. Более чем вероятно содействие полиции в бунте.

0

8

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №20. Четверг, утро 23 декабря 1901 года.

Адвент. Преддверие Рождества.  Волшебное время. Время беготни за подарками, празднично украшенных витрин и рекламных вывесок, зазывающих потенциальных покупателей особенно вдохновенно и искусительно. Сам воздух пропитан запахами хвои, вечнозелёной зелени, коричных  палочек, рождественских премиальных и прочей благодати, порой решительно превозмогающими угольную копоть тысяч печей и каминов, усердно топящихся по всему Лондону, прихваченному первым ощутимым ночным морозцем. Подумать только - целых минус пять градусов! Это серьёзно. Такие серьёзные холода требуют серьёзных  мер, и вот уже кто-то решительно настроенный не ограничивается или новомодной паровой системой и организует  пожар. А что, пусть всем будет тепло! Тем более, в портовой  зоне народ  обитает сплошь  небогатый, а дрова и уголь нынче дороги. Но одно дело - портовые бродяги, а как оказалась в центре дармового сугрева на разгорающихся костях небольшого частного портового склада Хелен Дейс, девушка из скромной и благопристойной  касты лондонских часовых дел мастеров. Возможно, этот вопрос ей задаст позже Керн, с памятного лета успевший совершенно законно  обзавестись паспортом честного человека, должностью рядового огнеборца Лондонской пожарной службы  и вытащивший мисс Дейс из огня. А пока девушка отправляется в постоялый двор "Джинджер Инн". Вообще, если вам надо приготовиться к новым приключениям - отряхнуться от праха, перекусить отличной домашней стряпни, поменять слегка обглоданную приключениями одежду - смело держите курс на "Джинджер Инн"!
Пока Хелен знакомится с местными обитателями, владелица самого приличного  заведения на этом берегу, Доротея Бодлер, путешествует по Лондону со скатертью в руках, надеждой в сердце и бессменным караулом из боевых каинитов и ликанов по пятам. Первым почётный пост принял Курт Нойманн, простой законопослушный работяга-ликан для мира несведущих...   Для близких же  друзей и единомышленников -  вожак Лондонской стаи,  полностью перешедшей в разряд  мифов для официальных лиц - и постепенно разрастающейся, расползающейся сетью связей и знакомств в среде таких же недовольных воцарением Братства в правительственных креслах. Ну как не проводить такую добрую и милую женщину, намерившуюся пуститься в одиночное плаванье по гололёду и прочим лондонским опасностям? Прогулявшись до набережной Виктории и совместив  приятное с полезным, Доротея и Курт прощаются. Курт отправляется в порт - узнать, рассчитали ли ему уже последнее жалование и сдать рабочую спецовку, миссис Бодлер - навстречу Керну, успевшему завершить смену и освободиться на целые выходные сутки. Кажется, поход грозит усугубиться катанием на лошадях.
Меж тем не всем достаются  хорошие подарки под нынешнее Рождество. Помощник комиссара Столичной полиции Ева Каллахан, едва успев отзавтракать с ныне законным супругом, капитаном Гвардии Осборном Блэкхорном, встречает дурные вести. Недалеко от Лондона, в заброшенной и обрушенной каменоломне обнаруживаются останки двух десятков человек. А вернее - ликанов. Но не это ужасно. В останках быстро опознают бывших полисменов, якобы отправленных согласно указу министерства внутренних дел в австралийскую колонию на постоянное проживание. В Скотленд Ярде разгорается нешуточный бунт. Комиссар Кениг успевает ускользнуть от расправы вчерашних подчинённых и направляется в Вестминстер, под защиту каменных стен и дворцовой  охраны, а киоски и руки горластых газетчиков переполняются специальными выпусками. Со страниц газет Ева Каллахан, принявшая на себя руководство во взбунтовавшемся  Скотленд Ярде, делает официальное заявление, больше ультиматум: полисмены Столичной полиции не выйдут на улицы и  не покинут территории штаб-квартиры, пока в их руки не будут выданы  виновники предательского  массового убийства. А времени на все размышления членам  Временного правительственного совета выдаётся ни много ни мало сутки; по истечении сего срока Лондонская полиция переходит в открытое противодействие правительству.
И дело не ограничивается газетными статьями; зловещие предзнаменования: с улиц исчезают полицейские патрули, а на смену им с юга Лондона подтягиваются силы Гвардии, постепенно заполоняющие городские улицы и сосредотачивающиеся вокруг Тауэра, Вестминстера и Скотленд Ярда.
Там, в Скотленд Ярде, среди прочих взбунтовавшихся полисменов,  встречает  предрождественское утро и новообращённый каинит, констебль Джордж Бриско. А казалось бы, всё так лихо и даже весело начиналось: первые часы смены на северном рынке, погоня за быстроногим воришкой, встреча с добропорядочным ликаном, помогшим изловить беглеца. Правда, не похоже, чтобы сам Чарли Пирс нашёл в происшествии что-то позитивное.  Ну что ж, хотя бы раздобыл "из первых рук" информацию, могущую оказаться весьма небезынтересной для стаи. С ней, информацией, Чарли и спешит навстречу Курту и Раулю Олфорду. Похоже, загадочное  поручение  миссис Кэтрин Олдридж-Бонно,  предложенное Раулю к выполнению в обмен на  подозрительно щедрую сумму, откладывается на неопределённые сроки. Впрочем, на всё воля проведения и вожака, изначально не испытывающего при упоминании  главаря отвязной шайки и безумного садиста, Руди Сайкса, особенного вдохновения.
А между тем судьба нынче не благоволит и к членам помянутой банды. Оборотница-оружейница Клэр Маккормик в канун Рождества теряет самое дорогое, что было у неё на это момент в жизни - сына, увы, не защищённого от процесса старения вирусом ликантропии. Излив первую боль утраты на приставленном к ней охраннике, Клэр ищет одиночества рядом с озером, расположенным на территории владений графа Дискейна. Что ж, неплохой повод оторвать Калеба от общения с зелёным змием, в котором тот топил боль расставания с изгнанной из Лондона сестрой, и пойти на поиски другого томящегося от тоски сердца.
Другое сердце, отчаянно запутавшееся в прошлом и настоящем, кажется, всё-таки обрело относительный покой в среде, некогда его породившей. Кимберли Скайлар, она же Кимбэлл Керрик, узница и владелица давно сгоревшего борделя и дочь мушира Братства, канувшего в неизвестность. Не выдержав издевательств вдовы покойного Верховного Хранителя Братства, Ким бежит из Бладборна и после скитаний находит приют в борделе, - о, ирония! - имеющем непосредственное отношение к Лонгшор Компани, через десятые, но весьма цепкие руки подотчётной  Братству. Что ж, в этом есть своя маленькая житейская мудрость - едва ли охотничьи псы додумаются искать лису  в соседней будке. Однако, безмятежное существование завершается как раз за пару дней до Рождества. И снова Судьба скалит насмешливые зубы  - гвардеец, приметивший в окне лицо Кимми, ни кто иной как бывший слуга, Роланд Флейк, летней порой разделивший  с Ким чудесные мгновения свободы и ужасные - плена в лапах ликанов. Но что о том знают обитатели борделя, вставшие горой за Кимми?
Ещё одна непредсказуемая, величественно дышащая северным хладом встреча  происходит на узких улочках Чайна-тауна. Ист, каинит, северянин, заправила Лонгшорского бизнеса боёв и работорговли, встречает сестру-близнеца, Исгерд, оборотницу, неутомимую и свирепую воительницу в борьбе  за справедливость, привлечённую в туманный город широко  разлетевшейся славой о притеснениях ликанов. Говорят, прошлую встречу родных кровинок пережили не все. Что ж, пока всё выглядит достаточно мирно, даже трогательно. Подождём же до вечера.

0

9

"Отродье Каина", Роланд Флейк и Осборн Блэкхорн разыскивают брата, Брата и соратника.

Имя персонажа:
Мартин Кристиан Флейк

Возраст:
45-65 лет

Пол:
мужской

Раса:
каинит обращённый

Статус\профессия\положение:
сын одного из давних и преданных членов Братства, боец Братства Мафусаила, гвардеец-"кнут" (капрал, сержант  или младший лейтенант, на личное усмотрение игрока)  Гвардии Меча и Благоденствия с момента её основания. 

Характер:
подвижный  тип личности, быстро откликающийся на раздражители извне  любым типом реакции, будь то гнев с переходом к физической расправе или искренний смех  хорошей шутке. При этом лишён нервических, истеричных ноток, зачастую присущих холерикам и сангвиникам. Не злой и не добрый, не садист и не святоша, но понимание мира "по Братству", накрепко вбитое в голову с детских лет, низвело Мартина в жутковатую касту "человека слепо идейного", слишком хорошо представляющего идеальный мир и готового отстаивать свои взгляды любыми методами. Ощущение некоторой "неполноценности", оставшееся с детства, лишь усиливает зловещий эффект, заставляя Флейка, не отдавая себе в том отчёта, бесконечно доказывать себе и окружающим, что он удостоен принадлежать к расе "венцов творения и эволюции" ничуть не менее истинных братьев. В свободное от службы время не чурается обычных радостей жизни.

Внешний вид:
высокий, крепко сбитый, сильные жилистые руки производят впечатление хватких и очень  длинных, при этом не нарушая человеческих телесных пропорций. Волосы тёмные, шатен с едва заметной рыжиной, глаза зеленовато-серые, брови густые с характерным фамильным "заломом", передавшимся  от отца, видимо, вместе с характером.  Выглядит лет на 25.

Краткая история:
один из многочисленных старших братьев Роланда в отличии от большей части остальных родился... обычным человеком. К счастью, старшие Флейки к тому времени успели не только не первый выводок новых Детей Амриты, пополнивших ряды Братства, но и по-настоящему возмужать умом, и большого значения этому вполне обычному "казусу" не придали. Просто-напросто,   когда мальчику исполнилось три года и родитель был полностью уверен, что обращение пойдёт успешно, ошибка слепой природы была исправлена одним лёгким укусом  и глотком крови. Первая кровь в жизни Мартину не понравилась, несколько часов лихорадки и некоторые изменения в рационе для неразумного детёныша пошли практически незамеченными, и в дальнейшем о произошедшем и его причинах старшие вытягивающемуся и мужающему  потомству благоразумно не напоминали. Но кто не знает, что есть кровные  узы маленьких людей, особенно, если носы разбиты в родственной потасовке, из глаз брызжут слёзы обиды а сердце пылает жаждой мщения! Пришёл день,  когда юный Мартин узнал, что родился "ненастоящим". У старших Флейков снова хватило терпения и  словесных дарований провести беседу и подвести взволнованного и озадаченного сына к выводам без лишних трагедий. Но в сердце мальчишки всё-таки осталась царапина, со временем превратившаяся в безболезненный, привычный, но всё-таки мешающий шрам. И врачевал  его Мартин по-своему, ревностно обучаясь всему, чему могли обучить учителя Братства и стремясь быть максимально... эффективным.
Из всех сфер наиболее привлекательной юнцу показалась  воинская стезя, на которую он и ступил без оглядки всей ногой. Отправлять на дальние рубежи своего очередного слётка в Бладборне посчитали нецелесообразным  - в войсках уже сражалось и гибло во благо Британии и наиболее достойной её части уже достаточно сынов Братства, а Бладборну нужны были бойцы  здесь, под рукой, в Лондоне. Так что владение холодным и огнестрельным оружием, рукопашный бой, умение держаться в седле и стрелять на скаку Мартин в основном здесь же, в Бладборне, хотя пройти муштру Королевской Военной академии и получить в итоге официальное звание младшего лейтенанта тоже посчиталось не лишним.
Когда пришло время, сформированная Гвардия Меча и Благоденствия сразу, с первого дня  получила в свои ряды отлично подготовленных бойцов из рода Флейков, в числе которых был и Мартин Кристофер.

Цели в игре:
показать, всем, включая младшего братца и ликанов, что такое настоящий гвардеец-кнут. Участвовать в боевых действиях, жить и развиваться как полноценный персонаж со своей неповторимой историей.
Отношения с вашим персонажем:
один из бесчисленных старших братьев Роланда. С Роландом из-за разницы в возрасте и постоянной занятости во имя  слишком тесно никогда  не общался, мнения о нём как о единице клана и потенциальном продолжателе родовой славы Флейков  не очень-то высокого, но как ответственный и упёртый Братства, намерен выполнить доверенное и воспитать из проклятого щенка настоящего боевого носорога (если тот, конечно, не издохнет в процессе).

0

10

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №21. Четверг, день 23 декабря 1901 года.

Приближается вечер. Солнце, целый день не по-зимнему весело гревшее бока кэбов, влекущих их лошадей, рекламные вывески и живые сердца, сожрали свинцовые тучи, усилившийся морозец щедро раздаёт щепки за носы, щёки, руки и прочие недостаточно надёжно укутанные части лондонских тел. Небеса словно опрокинулось  огромное зеркало, повторяющее движения чёрного облака, накрывшего центральные точки Лондона. Вот только там, внизу, сегодня вечером будет жарко.
Скотленд Ярд, взбунтовавшийся против власти тех, кто без зазрения совести, как какие-нибудь разбойники  в ночи, обрекают на бесславную смерть людей,  преданно служивших городу, взят кольцо конным отрядом Гвардии. Уже отдан приказ начинать штурм. Сегодня судьба испытает на прочность многих.  Патрульных  Джорджа Бриско и Седрика Кипера, обращённого каинита и обращённого ликантропа, в жизни не просивших себе таких подарков как звериная личина и острые зубы. Тем паче не просил один из них позорного  ошейника, одинаково жестоко  удавливающего зверя внутри и человеческое достоинство, и сегодня наконец сброшенного долой в общем порыве протеста. Полицейский хирург Джон Николсон тоже не останется в стороне, хотя док и будет держать оборону по собственной линии, отстаивая жизни подопечных на бело-красном поле операционных столов.
Осборна Блэкхорна, капитана Гвардии Меча и Благоденствия, тоже не минует чаша сия. Но этот  готов пить её в любое время дня и ночи, пить сам и поить  других, не считаясь с количеством захлебнувшихся насмерть врагов и союзников. Ведь цель оправдывает средства, не так ли, сэр Блэкхорн? А цели у вас с Братством великие, кто будет считать оторванные пальцы при постройке великого будущего?
Будьте спокойны, вспомнить сложение  вычитание  придётся всем. В том числе и подпольщикам, ликанам Новой Луны, аврально поднятым и стягивающимся к Скотленд Ярду в надежде надрать Гвардии перья, помочь смять штурм, отстоять Скотленд Ярд и, возможно, убедить вдохновительницу мятежных "бобби", Еву Каллахан, что одним лишь саботажем дело не изменить. Весть о подмоге извне отправлена, но никаких договорённостей нет, ликаны действуют на свой страх и риск. Да и много ли смогут несколько десятков  отчаянных повстанцев там, где в бой идут сотни? Время покажет. Во всяком случае, каинит Керн Стоун и ликаны Рауль Олфорд и Чарли Пирс уже достигли первых рубежей и заграждений. И  первыми на их пути оказались не кто-то, а Хелен Дейс, уже знакомая с Керном на почве пристрастия к тушению пожаров и гулянию по лондонским чердакам, и пара гвардейцев, спасших девушку от обезумевшего упыря.
А что же бродячий цирк оборотницы Эд? Столько ликанов, столько звериной  страсти, столько оружия. Впрочем, скорее всего на вмешательство циркачей никому из участников вскипевшего в сердце Лондона противостояния рассчитывать не стоит, циркачи слишком упоены своей независимостью ото все и вся и проповедуют древний закон  "каждый  сам за себя".
Тем временем в заведении с интригующим названием "Бабарум"   продолжают терять и находить. Терять окна и швабры, сломанные о гвардейские головы. И находить тех, кого почти успели записать в потери.  Ким и Роланд наконец-то признали друг в друге не воришек гвардейских коней и не грозных кнутов, пришедших забрать далеко и навсегда, а тех самых Ким и Роланда. Прекратив ломать вещи и пугать местных  обитателей, молодые каиниты уединились в одной из комнатушек, где наконец завязался разговор... ну, и вообще происходит много всякого.
Тем временем весьма  травматичное лечение раненых душ в угодьях  графа Дискейна плавно переходит в купание в зимнем озерце и охоту, после которой Калеб Дискейн и  Клэр Маккормик возвращаются в оружейный дом оборотницы. Впереди  не слишком весёлое событие  - похороны сына оружейницы, умершего от старости.
А вот сын   Доротеи Бодлер, владелицы постоялого двора Джинджер Инн, Ноа Бодлер, кажется, решил отправиться в кругосветное  путешествие. В городе царит очередная смута и Большие Плохие Переделки, а сорванца и след простыл. И надеяться на вероятность того, что Керн действительно отловит пропажу где-то в городе и приведёт домой, кажется, не приходится. Только что пропажа сунуться в адскую топку, возле которой сейчас болтается Стоун и  его идейная братия.  Так что скрепя сердце и прихватив скатерть, так и не повидавшуюся утром с заказчицей, Доротея снова отправляется в магазинчик  Кэтрин Олдридж. Там тоже царят перипетии и потрясения, но хотя бы локальных, совместимых с чувствительными  женскими сердцами  масштабов.   
А в Лонгшоре, супротив всех предсказаний, по прежнему царят тишина и спокойствие. Близнецы Ист и Исгерд продолжают налаживать родственные отношения, сильно подпорченные последней встречей. Уже пипомнены такие замечательные слова как "терпимость", "спокойствие", "благодарность" и "взаимопомощь". И кажется, животворные  эксперименты только вступают в самый разгар.

0

11

Новый квест! Новые герои, злодеи и их всевозможные вариации.

Late Night Special:
В Лондоне – Рождество, но, как всегда в нашем Лондоне, без приключений оно не обошлось. Однако, не обо всем интересно пишут в газетах. А как насчет того, чтобы заглянуть в самые темные закрома, тщательно оберегаемые от взора пуритан и полиции? Если нервишки так же крепки, как нервы, а денег больше, чем здравого смысла… а, может, наоборот, деньги нужны позарез? Лонгшор имеет честь пригласить всех в
Бойцовский Клуб
«Бойцовский клуб» - это долгосрочный квест для набора бойцов, работников, зрителей и отыгрыша боев на Арене Лонгшора (Чёрный рынок "Лонгшор"). Хотите померяться силами? Нужно подзаработать? Надоело быть просто здоровенным парнем-грузчиком? Продули в пари и теперь нет пути назад? А может, история куда трагичнее, и на кону стоит не только ваша жизнь?.. Ладно, чего гадать. Приходите и пишите анкеты или выбирайте из готовых заявок (Вакансии игрового мира, список пополняется, читайте это и следующие сообщения).
Встряхнитесь, господа, праздники не заканчиваются!
Особенности «Бойцовского клуба»:
- можно создать или взять готового временного персонажа «на убой»;
- имеющие аккаунты на форуме игроки могут взять НПС из списка (Неигровые персонажи) или ввести своего;
- персонажи могут быть общего пользования для нескольких игроков;
- до первого отыгрыша есть достаточно времени, чтобы прочесть необходимую информацию и выбрать себе персонажа (дата ближайшего боя: 25 декабря по игровому времени).
Что гарантирует Лонгшор?.. Хм… Адреналин, дорогие участники, только адреналин. Все остальное зависит от вас. Все вопросы можно задать в гостевой книге форума (Окошко городской справочной), обратиться в обсуждение (Обсуждение игры и квестов, дубль два) или сразу же написать в ЛС Керну Стоуну (администратор форума), Исту (игрок, курирующий квест).

Внимание игрокам, которые никак не решаются зарегистрироваться на ОК! Вот ваш шанс прийти и попробовать, воспользовавшись акционным персонажем или персонажем общего пользования, чтобы понять, подходит вам эта игра или нет. Если нет – никаких проблем, вы сможете уйти, никак не влияя на сюжет, если подходит… ждем вашей анкеты, ведь наверняка приятнее создать собственную роль, чем играть чужую.

http://sf.uploads.ru/t/B1wz7.jpg

0

12

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №22. Ночь с четверга  23 на пятницу 24 декабря 1901 года.

На город опустилась ночь. Не все заметили её приход за бешеной канонадой стрельбы, на много миль переполошившей районы вокруг Скотленд Ярда. Яростный штурм, предпринятый гвардейцами-кнутами на штаб-квартиру Столичной полиции, встретил ещё более яростное сопротивление полисменов, взбунтовавшихся и поставивших ультиматум до разрешения вопроса: кто именно отдал приказ безжалостно и бесславно убить их бывших коллег, заражённых ликантропией и якобы высланных из Англии в австралийские колонии. Вопрос слишком риторический для многих в этом городе. Но на этот раз Гвардия обломала о противника зубы и была вынуждена отступить, оставляя в руках полисменов своего главу, капитана Осборна Блэкхорна. Пока бренное и слегка попорченное  тело главы Гвардии переправлено в допросную комнату и совершенно закономерно находится под надзором патрульного Седрика Кипера, в короткой и свирепой стычке и отправившего рыцаря в знатный нокаут.
И над городом воцаряется тишина. Гвардейцы, подбирая раненых Братьев, отступают к оцепленному Тауэру, где нынче выделены помещения под казармы кнутов. Уводит  вместе с другими уцелевшими командирами  ощутимо прореженный отряд лейтенант Николас Флейк, волей случая проведший в плетёной серебром сети с патрульным Джорджем Бриско незабываемые мгновения под копытами беснующихся лошадей, но, кажется,  так и не сумевший воспитать упрямого патрульного должным образом. Ничего, у него ещё будет время взять реванш и попрактиковать педагогические дарования  на племяннике, Роланде Флейке. Во всяком случае, действительно не лишним будет объяснить молодому каиниту, что спасать чью-то жизнь ценой смертельной угрозы этой самой жизни - не самый лучший вариант, даже если очень хочется. Но это чуть позже, когда Роланд покинет стены больницы, а может быть и ещё позже, ибо сам молодой Флейк решительно настроен врачевать  душевные и телесные травмы в обществе своей ненаглядной Кимбэлл, а не черпая от жизненного опыта и бранных кладовых матёрого бойца Братства, Николаса Флейка. И как знать. Вероятно,  для обоих общество друг друга действительно будет лучшей  панацеей. Хотя известие,  что Ким не выдержала пытки ожиданием  и тоже оказалась рядом с самой  Ярдовской мясорубкой, пытаясь помочь всем раненым без разбора и рискуя попасть под пули или клыки зверья, едва ли прибавит кому-то душевного спокойствия. И неизвестно, доведётся ли когда-нибудь  обоим каинитам отблагодарить, да и просто узнать имя ликана, Рауля Олфорда, спасшего Ким от собрата, не брезгующего рвать под шумок не вооружённых кнутов, а слабых женщин. Что ж, будем надеяться, когда-нибудь доброе дело хвостатому самаритянину зачтётся, и совсем не лишним серебряным орехом.  А может не когда-нибудь, а скоро, и не совсем этот, но тоже достойный всяческого поощрения. Уж миссис Доротея Бодлер точно не станет палить серебром по тому, кто приведёт домой её сына, Ноа Бодлера, со вполне нормальным пацаньим чутьём оказавшимся там же, в непосредственной близости от Ярда, штурма и прочих устрашающих, но захватывающих событий. Разве что треснет сковородой по голове от избытка чувств и на всякий случай, или в обмороки упадёт, но тут же простит и приголубит. Кто же он будет, этот счастливец? Хелен Дейс, только сегодня утром чудом спасшаяся из пожара? Нет, вряд ли, интересы  чуть менее юной и не менее любопытной мисс расположены как раз по ту сторону забора, а не в "Джинджер Инн". Уже единожды герой Рауль Олфорд? Чарли Пирс, на этом же перекрёстке? А может, каинит Керн Стоун? И тоже сомнительно - Керн явно одержим той же идеей, что и гвардейцы и мисс Дейс, проникнуть, до такой степени, что готов поменяться с кнутом одеждой. Без спроса, израненный до бессознательности, тот едва ли даст внятный ответ. Но, конечно, попадись Ноа на глаза Керну, тот наверняка отложит великие планы и бесчестные сделки на потом.
И как ни крути, для ликанов Новой Луны, усердно трепавших тылы штурмующим Скотленд Ярд гвардейцам, но слишком малочисленным  и  не готовым  встретить всю мощь отступающего отряда  Гвардии, бой тоже закончен.
Ночь, комендантский час. Полиция по-прежнему не выходит на улицы, и ночной город патрулируют лишь не занятые в оцеплении Братья. В кадрах Гвардии начинает ощущаться нехватка живой силы, исправно патрулируются лишь центральные районы Большого Лондона, а южная его часть, похоже, и вовсе предоставлена самой себе и милости господней. А коли Господа нет - значит, тех, кто не чурается брать на себя его функции и ниспосылать  справедливость, кары, смерть и материальные блага  на своё усмотрение. Как, например, некоронованный король Старых Барж и Кровавых  Арен, каинит Ист , заправляющий в Лонгшоре бизнесом работорговли и подпольных боёв. Надо признать, МакНамара не садист и не безумный маньяк, он просто слишком хорошо знает значение слову "рациональность". И вовсе не чужд родственным чувствам - кто ещё, как не любящий брат, безвозмездно уступит кому-то своё Невиданное Чудо (вообще-то ванную с нагревателем, но в Доклэндсе  первое поймут быстрее и охотнее) и рубашку с собственного плеча? Правда, отпустить сестрицу Исгерд на разведку  к Скотленд Ярду Ист соглашается лишь с одним условием: Изи принесёт информацию и на его долю. Ну нельзя же, в самом деле, портить мир и репутацию избытком альтруизма. Всё хорошо в меру.
Интересно, блюдут ли тот самый  закон об умеренности люди Иста. Интереснее всех это будет сейчас некоему гиперактивному рыжему цыгану волчьей  национальности, Лиаму Оркану, только что умудрившемуся бежать с баржи-тюрьмы, преодолеть волны ледяной Темзы и умудрившемуся вылупиться на берег  в самые руки коллег тех, кто, по идее, должен был  стеречь его, ценный товар, пуще ока.  Впрочем, близнецам Клейтонам, скрывающимся от разгневанного предательством Братства и получившим письмо от некоего старого знакомого, благодаря которому они и оказались в тот самый час в том самом месте, тоже будет небезынтересно. Понаблюдать. А может и поучаствовать. А вообще, трое  рыжих в одном месте - это, говорят,  к падежу скота и вообще дурная примета.
А кому-то, напротив,  совершенно неинтересно  многоликое буйство жизни и смерти,  вершащееся  в отдалённом многими милями городе. Там хватает своих трагедий, похорон, завершивших жизненный путь сына оружейницы Клэр Маккормик, известий, разговоров о бизнесе, происходящих между стары графом Дискейном и Кэтрин Олдридж, приехавшей просить бывшего конкурента своего покойного мужа помочь ей совладать с совершенно незнакомым искусством коневодства. Сюрприз - в поместье Кэтрин обнаруживает не только графа, но и убийцу своего мужа, Калеба Дискейна. Должно быть, совершенно закономерно, что разговор о лошадях, начавшийся в доме, не очень плавно перемещается на конюшню, но... туда мы подсматривать совершенно точно не будем, аристократы и коневоды зачастую довольно ревностно относятся к своим профессиональным ноу-хау.
И снова ночь. Загорелись на центральных улицах газовые фонари. Утих южный рынок, где днём давали волшебное представление циркачи из труппы бывшей баронессы, а ныне мятежной изгнанницы Эдди.  Против всех ожиданий, тучи разошлись и на небе воцарилась морозно-яркая, почти круглая луна и три крупных, отчётливо видимых небесных тела, напоминающих необычайно крупные, окружённые мутноватым светящимся ореолом звезды. А по гильзам и замерзающей крови в чудесный и грешный город тихо и печально входит на цыпочках Рождество.

0

13

Рождество на носу!

То есть, хотелось бы напомнить, что осталась буквально пара дней до игрового утра. И - вот он, предрождественский день, завершающийся собственно Рождественской ночью, или как её называли поэтично (и правдиво) -  Ночью Тысячи Свечей.
К собственно рождественским праздникам в Британии следует отнести три дня: 24 декабря (Рождественский сочельник), 25 декабря (Рождество) и 26 декабря (день Св. Стефана, больше известный в Англии как День рождественских подарков - Boxing Day).
Для англичан, никогда не славившихся чрезмерным религиозным фанатизмом,  к началу 20-го века праздник из чисто религиозного успел превратиться в семейный, встречать который принято в кругу семьи, с самыми близкими и родными людьми. Впрочем, гостей из числа близких друзей семьи тоже привечали.
Для интересующихся - небольшой экскурс о том. как проходил Рождественский день в Лондоне конца 19 - начала 20-го вв:

Как встречали Рождество в Лондоне начала 20-го века.

Утром в Рождество Лондон вставал не столь рано, как обычно. Около десяти часов к железнодорожным вокзалам начинали тянуться люди, которые собиралисья провести этот день с друзьями или родственниками в пригородах или на небольшом расстоянии, начинали свой путь к железнодорожным вокзалам. Почти все они без исключения несли коричневые бумажные пакеты в которых лежали рождественские подарки, небольшие презенты, который преподносились хозяевам дома, где проходило торжество.
В одиннадцать часов к этому потоку присоединялась толпа тех, кто предпочитал церковную службу бумажному пакету и проводил Рождество у себя дома. Весело звонили церковные колокола. Магазины были закрыты, поезда на линиях подземки переставали ходить до окончания богослужения, и теперь добраться куда-либо в городе можно было только пешком либо сев в омнибус, конку или кэб. Частыне экипажи и наемные брумы с небольшими семейными группами, выезжавшими из Лондона, появляись на улицах позже. Когда колокола умолкали, поток пешеходов заметно уменьшался.
Если в этот день была хорошая погода, парки и скверы заполняли люди, желавший совершить перед долгой рождественской трапезой пешую прогулку и нагулять апетит. Но после половины второго на лондонских улицах опять воцарялась тишина. Лондонцы вновь разбредались по домам. Богатые приступали к ланчу, а бедные - к обеду.
С часу до половины второго небольшой поток посетителей возникал в работных домах и других благотворительных заведениях, где Рождество отмечалось обедом, даваемым благотворителями обитателям заведений. В больницах доктора, сиделки и студенты также старались устроить больным подобие праздника. Детям дарились игрушки и устраивалась рождественская елка, а взрослые получали пуддинг, ростбиф и темное пиво - портер. Это был единственный день в году, когда они могли отведать столь роскошной еды".
Уборщики перекрестков - люди, в чьи обязанности входило расчищать от снега и навоза переходы на перекрестках, профессия неизвестная в России - уходили со своих постов после возвращения людей из церкви и не появлялись вплоть до самого вечера.
Около четырех часов на улицах зажигались фонари, в домах задергивались шторы, и постепенно город погружался в темноту. Начиналась собственно рождественская трапеза, которая в среднем длилась часов до семи. Практически повсеместно, за исключением аристократических кругов, эта трапеза осуществлялась именно днем, а не вечером. С четырех до семи вы можете рисовать семейные вечеринки почти в любом доме.
Свечи на рождественском дереве зажигали непосредственно перед приглашением гостей в комнату. Часто позади елки в таких случаях стоял слуга с ведром воды на всякий случай. Стол сервировался наилучшей посудой, имевшейся в доме. Типичная рождественская трапеза состояла из овощного супа, пирожков с птичьим мясом и вареной бараньей ноги в желе или гуся, зажареного в большом духовом шкафу местного пекаря. На столе у среднего класса могла быть индейка вместо гуся, запеченый окорок, устрицы.
За гусем или индейкой подавался рождественский пудинг со сладкими пирожками с начинкой из изюма, миндаля, сахара, цукатов и пр., затем орехи и фрукты и выбор портвейна, горячие пунши, подогретое вино с пряностями или воссейл - горячий фруктовый напиток со специями. Как правило пудинг обливался сверху бренди и поджигался перед внесением в столовую.
Глава дома разрезал и раздавал пудинг, прося благословения каждому, кто его готовил. Если кто-либо находил в своем куске монету, это сулило ему богатсво, кольцо - скорую женитьбу или замужество, наперсток, брелок или пуговицу - жизнь удачную, но одинокую.
Некоторые в силу своей работы устраивали рождественский обед там, где могли. Например, к кучеру омнибуса могла прийти жена с детьми и принести еду и пудинг в двух мисках, и семья праздновала Рождество прямо в омнибусе. Холостых коллег обычно приглашали присоединиться к трапезе, а те, в свою очердь, покупали пиво в ближайшем трактире.
Непременным увеселением во время рождественского обеда были хлопушки. Традиционные британские рождественские хлопушки обязаны своим появлением лондонскому кондитеру Тому Смиту. В 1840 году, посещая Париж, он обратил внимание на "бон-бон", засахаренный миндаль, завернутый в фантик из папиросной бумаги. Он изготовил нечто подобное у себя в Лондоне, ведь сласти особо хорошо продавались на Рождество. Чтобы сделать "бон-боны" еще более привлекательными, он добавил к ним девиз (любовный стишок), который клался внутрь фантика. Ему хотелось, чтобы получение этого стишка сопровождалось бы каким-нибудь хлопком или звоном. Дело оставалось за малым - придумать, как это сделать. Было ясно, что необходимо что-то большее, чем "бон-боны", куда он мог бы поместить какую-нибудь производящую хлопок смесь. Для этого Смит использовал селитру, которая взрывалась от трения, возникавшего при разрыве фантика. Постепенно Смиту удалось подобрать нужное количество селитры, и в 1846 году родилась рождественская хлопушка в ее классическом виде. Это была небольшая трубка из плотной бумаги или картона, завернутая в цветную папиросную бумагу, закрученную на концах. Смит отказался от сладостей вообще и отбросил название "бон-бон", назвав свои новые хлопушки "Cosaques", что по-французски означет "казак". Однако он сохранил стишок-девиз и добавил сюрприз-подарок. Когда Том Смит умер и дело его перешло к сыновьям, они добавили к обычному содержанию бумажные головные уборы (обычно в виде короны).
Хлопушки клались рядом с салфеткой у каждой тарелки, или, иногда, на саму тарелку. Часто все садились за стол, каждый брал свою хлопушку за один конец правой рукой, скрещивал руки перед собой и левой ухватывался за хлопушку соседа. Потом все одновременно тянули - получался невообразимый шум, который всех очень забавлял. Делалось это во время основной трапезы, иногда после благословения перед едой. иногда в промежутке между блюдами, иногда перед самым десертом. Впрочем, в некоторых семьях хлопушки дожидались своего часа до вечернего чая.
Послеобеденые развлечения часто состояли из пения хором вокруг фортепиано рождественских песен, декламирования вслух поэм или игр. Любимой забавой в то время была игра "Snapdragon", когда игроки садились на пол вокруг неглубокой миски, в которую клались ягоды коринки (сорт бессемянного изюма) и наливалось спиртное, которое затем поджигалось. Игроки пытались выхватить из огня коринку и положить ее в рот. Трюк состоял в том, чтобы сделать это быстро, и закрыть рот с горящей ягодой, чтобы погасить пламя. Другой распространенной игрой были шарады. Интересно, что викторианские семьи любили увеселяться лицедейством, при том что актерская профессия менее всего считалась достойной уважения.
Все заканчивалось к десяти часам вечера, когда последним гостям подавали перед их уходом ликеры или пунш. Улицы снова были заполнены группами хорошо одетых людей, возвращающихся в свои дома, шумным от веселья или тяжелыми от вина; проезжали кэбы и наемные картеы. Этот грохот колес и разудалое шествие пешеходов продолжалось большую часть ночи, пока наконец не наступала тишина.

Собственно, статья полностью - http://svetozarchernov.221b.ru/articles/christmas.html

А теперь - небольшая напоминалочка, где и как могут провести рождественский день с максимальной пользой и приятностью для себя (или хотя бы своих авторов) наши персонажи:

Лонгшорская Арена - бои, где можно заработать денег или потерять жизнь; всякое бывает в боях подпольных и заточенных в первую очередь на доходную зрелищность. Для любителей красивого и логичного экшена; если собственный персонаж не годится в силу характера, происхождения, религиозных взглядов для подобных увеселений - можно взять временного персонажа из числа акционных чаров, созданных специально для квеста  и дальнейших отыгрышей в Лонгшоре. Кстати, имейте в виду, это может быть не только боец, но и зритель, и  представительница  вспомогательного персонала погорячее

***

Семейный вечер в Джинджер Инн - исключительно мирное  пристанище, для душ, утех в спокойной обстановке и вкуснейших домашних блюдах ищущих. Любителям ломать столы и стулья о головы собутыльников здесь явно не понравится, хотя - разве кто-то здесь сказал о скуке?.. О посещении желательно заранее предупредить хозяйку, Доротею Бодлер.

***

Благотворительные программы, рождественские  уличные сценки и кормление живого слона! - будут проводиться по всему Северному Лондону, в частности, в городской  Больнице Милосердия, во дворе Скотленд Ярда (если полисмены осмелятся пустить к себе соболезнующих сограждан; в любом случае, от материальной и моральной помощи от милых, не приходящих целыми армиями дев   они наверняка не откажутся), а так же - на улицах города. Артисты, музыканты, актёры, танцовщицы и циркачи, мирные граждане  - это, в первую очередь, ваша территория! Если появится необходимость и заинтересованные лица - будет создана специальная локация, где можно будет отыгрывать благотворительную  концертную программу и угощение для всех присутствующих.

0

14

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №23. Утро пятницы 24 декабря 1901 года.

Розовато засеребрился, как размытая кровь на повязке, горизонт, словно отражая по-своему события минувшей ночи. Грустно  начинается нынешнее Рождество в Лондоне, не впервые, отнюдь, и оттого, наверное, ещё более. 
Город, едва ли спокойно выспавшийся под канонаду потрясающего Скотленд Ярд штурма, осторожно стряхивает оцепенение, просыпается, выглядывает на улицы, поднимается навстречу светлому празднику. Улицы постепенно заполоняют люди в лучших из имеющихся нарядов, рождественских костюмах для разыгрывания праздничных уличных сценок, мундирах патрулирующих Большой Лондон гвардейцев. По прежнему не видно среди разномастной толпы лишь синих кителей полисменов - кровавая тяжба между слугами Закона и Братством миновала лишь первый свой круг, до решения раздирающих город противоречий ещё далеко, слишком далеко... или всё же ближе, чем кажется? Возможно, встреча неофициальной главы и признанной вдохновительницы полицейского  бунта, помощницы комиссара полиции Евы Каллахан, и пленного главы Гвардии Меча и Благоденствия, Осборна Блэкхорна, приблизит развязку. Вот только какой она будет? Офицер и капитан, возглавляющие две маленькие насмерть столкнувшиеся армии, слишком по-разному видят благополучие Лондона и его обитателей. Может так статься, что Ева недооценила степень фанатизма супруга и опасения некоторых из полисменов вполне обоснованы. Например, опасения Седрика Кипера, ликана, вернувшегося в ряды товарищей, бойцов Скотленд Ярда, но не уверенного, что оказавшиеся по разные стороны баррикад супруги не наведут мостик, станущий гробовой доской для него, честно и самоотверженного выполнившего долг перед товарищами и самим собой, но всё же никак  не отвоевавшего  пока официального права ходить без ошейника, но с оружием, а не наоборот. Но не будем гадать на кофейной гуще; пока что Седрик в компании патрульного Джорджа Бриско вполне себе здравствуют и помогают наводить порядок в Ярде, спасать своих и чужих раненых, а заодно - культурно ссорятся с пришлым гонцом внеофициальных цивилизаций, Керном Стоуном, наконец прорвавшимся в Ярд прощупать почву и оценить готовность полисменов "врезать Братству по сусалам". Плечом к плечу с подпольщиками-новолунцами и, в идеале, до самого Тауэра.
Прощупывает почву заодно с травмированными потрохами подобранного по дороге Керна  и Лисбет Фрис,  нелюдям наиболее родным и близким известная как Исгерд Финн. Вторые из названных сфер изыскания значительного обогащения не обещают, ну что там нынче один несчастный кусочек серебра? куда как более богатых приисков вокруг в навалку. Зато крепость моральных принципов прошла внеочередную знатную закалку, а разведывательная часть предпринятой экспедиции обогатилась первыми сведениями. То ли ещё будет, мисс Финн! И будем надеяться, что ни единая капля потраченных за сегодняшнюю ночь сил не даст скотленд-ярдовскому хирургу, Джону Николсону, повода для сомнений в железном принципе неразделения мира на чёрное и бело там, где он окрашен в кровавый цвет боли и нужды в помощи.
Так или иначе, тем, кто не может покинуть осаждённую цитадель, праздник принесут с доставкой - с наступлением утра к Скотленд Ярду потянулся первый тоненький ручеёк родственников, друзей, просто отзывчивых людей, откликнувшихся на газетное обращение помощника комиссара полиции.
На территории больницы Милосердия тоже царит оживление. Нет, не то, которое пол-ночи самоотверженно Кимбэлл Керрик и Роланд Флейк, пытаясь отыскать друг друга в лабиринтах больничных коридоров, а заодно не давая заскучать всем, кто оказался в пределах досягаемости. К слову, долгожданное  воссоединение  таки состоялось, пускай и под  знаком кроваво-красного креста и клистира. Да разве в силах даже столь зловещая тень Зла затмить  раскаляющуюся топку  настоящей любви?
Туда же, в больницу Милосердия, держит путь труппа известной лондонской актрисы Александры Торн, неся с собою для страждущих частичку волшебного духа Театра и Рождества. Душевно сыгранная пьеса, духовная подпитка, припасённая  для тех, кто заперт в пропахших болезнью стенах, не менее важна чем сытное угощение. Впрочем угощению тоже быть - на улице уже расставляют столы для тех, кто не может позволить себе рождественское угощение дома, пускай (тем более!)  они и не числятся среди пациентов городской больницы Милосердия. А если уж к делу приложит сердце и руку хозяйка постоялого двора "Джинджер Инн", Доротея Бодлер... Конечно, после ночных злоключений и треволнений хватило бы сил на свой, одомашненный  уют и праздник. Мистер Ноа Бодлер сотоварищи смилостивились над материнским сердцем и рискнули благополучно найтись   - но во сколько! Порядочные мистеры его лет уже давно сопят носами в подушки. Непорядочные - помогают таким же непорядочным постояльцам вроде Рауля Олфорда, пятнающим свитера и большие  сердца  кровавыми пятнами, отмываться от ночного разгула перекисью и чистой водой, а не только жалостливыми женскими слезами. Ладно, все вернулись живыми и здоровыми, и то счастье.
Будет, будет праздник. Нет, не для всех такой уж невинный. Например,  в темноватых пределах Лонгшора Рождество будут отмечать турниром, весьма далёким от представлений... официального бойцовского спорта. Для братьев Клейтонов и ликана цыганских кровей, Лиама Оркана, он начался даже чуть ранее срока и не  совсем в отведённом для жестоких забав месте. Бежать с баржи, водоплавающей тюрьмы для "живого товара" владыки рабовладельческой части Лонгшора,Алистера МакНамары, вволю поплавать по зимней Темзе  - сойдёт за зарядку. Поссориться с людьми МакНамары и наловить пуль с доской по голове - это уже скорее из серии разрядки, но тоже сойдёт. В итоге тела Лиама и одного из Клейтонов отправились по местным достопримечательностям, по очереди оценив сервис молодого добровольно-принуждённого хирурга Лоуренса Хупера и совершенно закономерно осели в закромах хозяйственного норвежца, нелюдя хозяйственного и не склонного пускать в расход то, что можно пустить в расход с выгодой для общего дела.
С нездоровым оживлением  готовятся к Рождеству и в поместье графа Дискейна. Важный разговор на конюшне очень неплавно перерос в атаку неизвестных, решивших потягаться в безрассудстве и кровожадности с бандой Калеба Дискейна. Выстрелы, драка, важные мужские  разговоры, свежие трупы. Вполне ожидаемый рождественский натюрморт в этой не самой счастливой части Англии. 
Что ж, говорят, умерших на Рождество пропускают в рай без очереди; будет ли это достаточным утешением всем сегодняшним неудачникам? Да всё решает воля господня и крепость веры, господа. Не забивайте себе и другим баки, лучше сделайте зарядку, попрыгайте со скакалками - подготовьтесь к грядущим боям. И делайте ставки; сегодня можно не только на Арене, а, кажется,  весь Лондон превратился в огромный чёртов тотализатор.
И - не увлекайтесь, не забывайте о вечном. Посматривайте на небо хотя бы изредка, иначе упустите инстереснейшее зрелище - лёгкие утренние облачка, красившие горизонт рассветным перламутром, рассеялись, открывая путь не только восходящему солнцу... но и странному едва различимому свечению в  западной части небосвода, напоминающему  солнечные блики на огромном небесном окне. Нет, почитать в газетах в сопровождении самых противоречивых комментариев местных светил земного разлива тоже интересно. Но всё-таки это совсем не то же самое, что стать непосредственным очевидцем. Подумайте - ведь впоследствии, если повезёт, можно сложить сагу и войти в историю, или написать мемуары, или хотя бы просто чваниться перед теми, кто прошлёпал  такую замечательную возможность.

0

15

Утренние выпуски  "Таймс", "Дейли Ньюс" и прочих крупных и мелких изданий от 24 декабря 1901 года, пятница.

Стрельба под стенами Скотленд Ярда. Гвардия предприняла штурм штаб-квартиры столичной полиции.

До вчерашнего дня образ величественных зданий Скотленд Ярда, прочно ассоциировался в представлении каждого лондонца с понятиями Закона и Порядка. Что же пошло не так в мире накануне светлых рождественских праздников, если  отныне именно Скотленд Ярд стал источником беспорядков, охвативших, казалось бы, оправляющийся от волнений Лондон?

Как все мы прекрасно помним из прежних выпусков, накануне помощник комиссара Столичной полиции, Ева Каллахан-Блэкхорн, сделала со страниц газет шокирующее заявление, в котором обвинила древнее и небезызвестное ныне официальное общество, известное британцам как Братство Мафусаила, в смерти двух десятков бывших сотрудников Скотленд Ярда, в ходе стычек с ликанами заражённых вирусом ликантропии и которым несколько месяцев назад было предписано высочайшим указом Парламента быть отправленными на пожизненное поселение в австралийской  колонии Короны.
В конце заявления миссис Каллахан-Блэкхорн выдвинула ультиматум, согласно которому в течение суток Братство обязывалось выдать виновных в убийстве;  в случае невыполнения требования в установленные сроки прозвучала угроза перейти  от саботажа к открытому применению оружия против гвардии Меча и Благоденствия.
На дерзкое заявление и парализацию отправления полицейских фунский в масштабах города, Временный Совет  правительства, вынужденно возглавляющий в настоящее время Парламент,  среагировал незамедлительно. Несколькими часами спустя здание Скотленд Ярда было окружено отрядом гвардии; глава гвардии, Осборн Блэкхорн, выдвинул  ответный ультиматум, призывающий сотрудников полиции сложить оружие, выдать самых ярых зачинщиков бунта  и вернуться к обычному режиму работы и охраны порядка на городских улицах.

Казалось бы, леди и джентльмены - канун самого мирного, самого светлого из всех праздников, невинного  чуда Рождества того, кто некогда отдал свою жизнь, оплатил тяжкими  мучениями все грехи рода человеческого. Это ли не повод склонить головы и задуматься о том, что творишь и как отразится твоё деяние на ближних, многие из которых и вовсе неповинны в творящемся зле. Но увы, чуда не случилось. Главы Скотленд Ярда и гвардии так и не смогли прийти к соглашению и разрешить мирно, за чашечкой горячего кофе, доставленного к вратам штаб-квартиры  из ближайшего кафе. Примерно в пять часов вечера вокруг штаб-квартиры полиции начался чудовищный по своей кровопролитности штурм.

Мы не будем удручать вас подробными описаниями. Сообщим только, что  согласно примерным предварительным данным, полученным нашими неутомимыми корреспондентами из различных источников, обе стороны потеряли убитыми и тяжело ранеными в общем около двух сотен бойцов. И поныне  дома, окружающие комплекс Скотленд Ярда, зияют несчётными дырами выбитых пулями окон, разбиты почти все окружающие комплекс фонари, дворники торопливо счищают наледь замёрзшей крови даже в переулках на подступах к окружающей комплекс площади; страшно представить, как же выглядит мостовая вокруг самого Скотленд Ярда - в лучшем случае, как большая, совершенно упаси бог, не детская  песочница.
Но не это самое худшее. Похоже, счёт  ещё не оплачен, то, что видели небеса и жители окружающих кварталов этой ночью - только аванс за чью-то ошибку или злокозненные помыслы. Гвардия и осаждённые полисмены лишь замерли в ожидании, готовясь ринуться друг на друга в любой момент и с ещё большей яростью.
Кто же виноват в сложившемся положении?
Мнение миссис Каллахан-Блэкхорн мы уже слышали.  Представители Братства так же категорично отрицают причастность гвардии и прочих  своих членов к массовому убийству, заявляя, что обвинения миссис Каллахан-Блэкхорн подозрительно поспешны и, не исключено, продиктованы какой-то личной неприязнью к организации.
" С тем же успехом о пароходном рейсе к побережью, исключительно представителями не-человеческой расы, могли прослышать недобитые фанатики из числа оголтелых церковников или так называемых "охотников на нечисть". В своё время, до уничтожения ядра, у радикальной ветки фанатиков было внушительное финансовое и обеспечение, возможность того, что озлобленные остатки некогда армии могли  подкупить служащих пароходной компании не кажется такой  уж невероятной. Странно, что представители Ярда даже не допустили такой мысли, сразу поспешив выдвинуть не только  обвинение, но и ультиматум, не оставивший Парламенту выбора в своих ответных действиях. Никто не должен безнаказанно угрожать законной власти, тем более те, кто клялся закон защищать от посягательств.
Несмотря на такую вопиющую предвзятость, уже стоившей городу  множества жизней, мы продолжаем расследование и поиск виновных в злодеянии. Виновных, а не того, кого чает видеть в своих заблуждениях мисс Каллахан-Блэкхорн."

На вопрос, ожидаются ли новые атаки на штаб-квартиру, и не будет ли разумным жителям окружающих домов на время переселиться к друзьям и родственникам, представитель ответил, что всё будет зависеть от действий Скотленд Ярда. Хотя Парламент и истинные защитники города всё ещё надеются на то, что разум возобладает и траурные списки не пополнятся новыми фамилиями в чёрных рамках. В любом случае, было клятвенно обещано, что никаких агрессивных действий в светлый праздник Рождества со стороны гвардии предпринято не будет, и у затуманенных голов достаточно времени на то чтобы остыть, одуматься и прекратить подрывать безопасность всего города.
В текущее время к  Скотленд Ярду идут родственники забаррикадировавшихся полисменов, а так же просто  сочувствующие, желающие помочь и принести хоть кусочек праздника находящимся в Ярде раненым. Им никто не препятствует, хотя курсирующие по окрестным улицам патрули Гвардии бдительно следят, чтобы в Скотленд Ярд не попадало оружие и прочие нежелательные материалы, способные усугубить ситуацию.
"Пока что мы не имеем нужды блокировать штаб-квартиру Столичной полиции, как притон каких-то оголтелых преступников; это всего лишь обманутые, сбившиеся с пути люди, которые ещё имеют  шанс одуматься и искупить свою вину  без ненужной переплаты. Будем надеяться, что они сумеют его использовать и не вынудят к применению  новых жёстких мер" -  записал слова представителя  тот же усердный интервьюер.

Полномочный представитель несомненно выражает настроения нашего  уважаемого Парламента.  Комментариев высокостатусных офицеров Скотленд Ярда нашим корреспондентам получить пока не удалось, хотя есть сведения, что родственники погибших, оставшихся на территории штаб-квартиры, могут забрать тела, препятствовать им в этом скорбном праве никто не будет. В большинстве лондонских храмов будут свершены специальные  молебны о погубленных душах и об избавлении от продолжения внезапной и бессмысленной резни. Не будем же погрязать в равнодушии, леди и джентльмены, помолимся вместе с ними. помолимся вообще обо всех, кому сегодня нужна помощь в нашем славном городе. Ведь даже тишайшая, но искренняя молитва  доходит до ушей Господа. И помолимся о том, чтобы очередные вести о развитии  были светлее сегодняшних.

0

16

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №24. День пятницы 24 декабря 1901 года.

Кажется, Рождество всё-таки настигло этот  беспокойный злонравный город. Вот уже и день наступил, а никто никого не поколотил, не предал анафеме, не убил и не послал к муниципальному  инспектору по налогам.  Потрёпанный штурмом Скотленд Ярд принимает посетителей - жён, сестёр участвующих в бунте полисменов, или просто добрых душ, сочувствующих и желающих поддержать стражей закона в их нелёгкой ситуации. В числе последних  замечена даже известная актриса, Александра Торн, по завершении первого из сегодняшних добрых дел, спектакля в Городской больнице Милосердия, пришедшая в Ярд морально поддержать не только подругу, чей брат был ранен  во время схватки за штаб-квартиру, но и вообще полисменов, добрым словом и рождественской выпечкой. Сопровождать мисс Торн и её подругу взялся констебль Джордж Бриско
В Скотленд Ярд  нынче вообще попасть самостоятельно стало невозможно так же, как в хороший, уважающий себя музей с прорвой вышколенных гидов-экскурсоводов. О.Дж.Грин, перенявшая от брата в свои ответственные руки не хухры-мухры, а целое издание, получила в ангелы хранители констебля-ликана Седрика Кипера, хотя по краткой беседе Седрик и мисс Отем и пришли к совместному выводу, что для рождественского выпуска в Скотленд Ярде сейчас слишком мало отрадного и лучше прийти когда-нибудь попозже.  Девушка-каинит Валенсия же при содействии констебля  Сэмюеля Робертсона всё-таки сумела получить то, за чем так неудачно обратилась в Скотленд Ярд в смутное для него время - документы. Пусть даже и временные, законно удостоверяющие личность всего на неделю. Не повод не отметить маленькую победу по-рождественски!
Не на щите, но и не с гордым знаменем покидают Скотленд Ярд каинит Керн и оборотница Исгерд Финнр. То есть, Исгерд-то вполне преуспела - перевыполнила норму добрых дел, заштопав раненых пленников Скотленд Ярда, лично ознакомилась с в штаб-квартире полиции, а сейчас наскоро восполняет информационные пробелы в беседе со Стоуном, часть которой информации пойдёт на собственное осмысление, а часть - честной платой братниного гостеприимства. А вот сам Керн заключить твёрдое  соглашение с полицией пока не сумел. Ева Каллахан твёрдо придерживается принципов - полиция это полиция, цель полиции останется неизменной: доказать властям, что подчиняться законам должны все, найти и наказать виновных, а не превращать город в арену очередных массовых волнений. Впрочем, возможно, ключевое слово здесь всё-таки "пока". Не последним в выборе дальнейших действий будет и общее собрание участвующих в бунте полицейских, и путь, образ действий, избранный  пленным капитаном Гвардии Осборном Блэкхорном, встречающим новый день в камерах Скотланд Ярда.
Вдохновившись друг другом и спектаклем труппы мисс Торн, пытаются внести свою лепту по поддержанию рождественского духа и Роланд с Кимбэлл. Правда, вопреки распространённому убеждению, кнуты и пряники пока  сочетаются с переменным успехом, так что мисс Керрик в раздаче слонов пряников уверенно лидирует. Но может быть, пока Ким показывает мастер-класс по налаживанию отношений с общественностью, Флейк преуспеет в наведении порядка и усмирении разбушевавшегося мистера, тоже вдохновлённого, но отнюдь не пряниками. Хотя, и в этом ответственном деле здесь есть у кого поучиться, ведь объектом ногоприложения буйного мистера стала лавка медицинских товаров, где по счастливой или несчастной случайности в это утро оказались  Алистер МакНамара и Лоуренс Хупер. Кажется, хозяин лавки пообещал им уступить собственный бесценный аппарат генерации Х-лучей. Вероятно, у них даже появится случай тут же опробовать приобретение в диагностике  переломов. Хотя, может быть, всё разрешится вполне мирно. Что ж, тогда мистер Хупер и Алистер будут вдоволь  изучать удивительные возможности рентгеновского излучения на братьях Клейтонах и ликане Лиаме Оркане, хотя последний, недовольный принятым в Лонгшоре обращением, и сам вполне способен наклепать исследователям подопытных с подходящими травмами.
Но, нет, прочь  мрачные мысли! Рождество наступает! В  Городской больнице Милосердия продолжаются  благотворительные представления, во дворе развёрнут благотворительный "базар" для неимущих, где каждый нуждающийся может наконец получить то, чего был лишён многие дни, а может быть, недели или даже месяцы: совершенно бесплатный сытный обед, или какую-нибудь тёплую вещь из тех, что оставляют набожные, добросердечные горожане. На улицах распевают рождественские песенки и церковные гимны  группки детей и взрослых, надеющихся заработать пару монет или хотя бы горсть сладостей. В церквях едва ли более людно, чем во все прочие дни, но и там царит совсем иная атмосфера. Священник Эзра Шервуд в силу возможностей отправляет обряды и облегчает души, пришедшие не только с пожертвованиями для неимущих, но и с непростыми вопросами. Будем надеяться, что  дочь владельца портового склада, Сюзанна Хант, обрела хотя бы частичное успокоение в тяжких мыслях об удручающем  неумении  людей любить ближнего, решать вопросы мирно, на колотя друг друга по головам палками. На очереди - добрейшая владелица постоялого двора "Джинджер Инн" Доротея  Бодлер, готовая вознести искреннюю молитву за всех, даже тех,  кто страдает забывчивостью или даже не возносит молитв  принципиально. Здесь же её благополучно переживший ночные приключения сын Ноа и юная Саманта Янг, частный  преподаватель игры на фортепиано и пения по профессии и композитор по призванию.
Привычке отмечать Рождество поддалась даже состоятельная чета приезжих  каинитов, Гектор и Стелла Тедески, с головой погрязшая  в любовных и прочих отношенческих многоугольниках.  А вот планы Кэтрин Олдридж-Бонно, встретившей день в собственном поместье под присмотром каинита  Арчи, помощником Калеба Дискейна, пережившего нападение наймитов неизвестного недруга, предугадать лучше и не пытаться. Но в них наверняка примет участие Лорейн Леруа, приехавшая поздравить Кэтрин с праздником и заодно извиниться перед ней за какую-то провинность.
И словно поощряя людей, хотя бы на несколько часов поддавшихся тёплому рождественскому духу, небеса ниспослали на Лондон довольно редкостный подарок - настоящий рождественский снегопад.

0

17

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №25. Вечер пятницы 24 декабря 1901 года.

Вечереет. Скоро люди или не совсем люди с лестницами и отрешёнными лицами начнут зажигать уличные фонари. Улицы города постепенно пустеют; лишь многочисленные гвардейские патрули и те, кто в силу обстоятельств не успел добраться до дому, своего или того, куда был приглашён за рождественский стол, продолжают нарушать праздничное затишье. Да ещё продолжают сновать по улицам и порогам заведений, церквей, нищие и бродяги, надеющиеся получить свою долю Рождества. Ветер почти стих, лишь над Темзой проносятся ощутимые порывы, пробирающие до костей, взывающие плотнее запахнуть воротник и шире  раскрыть глаза. Ещё бы. Накануне, пока северная часть города готовилась к наступающему празднику, циркачи бывшей баронессы Эады Беатрис Игл закончили увеселительное представление и начали совсем другое. Сами ликаны назвали это бунтом и борьбой за свободу, но многочисленная шваль, как всегда поспешившая присоединиться к беспорядкам. По улицам Саутварка и прочих южных районов прокатились волны грабежей, убийств, погромов и поджогов; не то чтобы Эд и её побратимы именно в этом  видели торжество справедливости и одобряли, но сил и авторитета идейных вдохновителей редко хватает на гашение всей поднятой со дна пены. И остановить идейных и разгулявшийся сброд  особенно некому, ведь Скотленд Ярд и Гвардия по прежнему  заняты выяснением личных взаимных  претензий. Впрочем, происходящее на юге города одинаково не нравится ни тем ни другим. И Гвардия, зажатая между необходимостью заняться бунтом, вспыхнувшим в южных районах Лондона,  и невозможностью оставить северные улицы, не получив хотя бы словесного подтверждения, что полисмены не воспользуются отходом основных сил и не предпримут обещанных акций против Братства, уже  и готова пойти на уступки, о чём официально заявил капитан  Осборн Блэкхорн, по-прежнему пребывающий в плену у защитников Ярда. Но в одночасье такие дела не решаются, да и единства мнений ополчившихся слуг закона проведённое в стенах Ярда собрание не показало. Так что патрульным Джорджу Бриско и Седрику Киперу ярко светит встреча с Первой звездой всё в тех же стенах и неопределённости. Конечно, родственники и просто отзывчивые сограждане скрашивают жизнь осаждённых полисменов как могут. Известная актриса Александра Торн, приехавшая в штаб-квартиру вместе с подругой, поддерживает дух раненых полицейских рождественской выпечкой, добрыми словами и автографами;  в качестве особого презента контрамарка  на грядущий спектакль, доставшаяся Джорджу, соседу и давнему  знакомому Александры. Кэтрин Олдридж-Бонно и Лорейн Леруа осыпают их живыми цветами. А переволновавшиеся супруги несут в придачу к моральной поддержке  и нечто гораздо более сытное.
И вот город перерезан надвое, в Гринвиче срочным приказом поднимаются артиллерийский и гренадерский  полки Её Величества, набережная и мосты оцеплены, готовы к самой жаркой встрече южных гостей, с востока, запада и севера Большой Лондон окольцевали заставы. Однако, мертвенно-холодные порывы с юга всё-равно коснутся всех. Священника Эзры Шервуда, которому завтра наверняка снова придётся не только свершать праздничные  службы, но и просить у Господа за новые партии свежевырванных из тел душ. Юной композитора Саманты, невольно ставшей свидетельницей вполне, впрочем, мирного столкновения вер, предрассудков  и убеждений.  Обитателей постоялого двора "Джинджер Инн" - Доротеи Бодлер и её сына Ноа Бодлера, постояльца "Джинджер" Керна, наконец благополучно вернувшегося с не слишком удачных переговоров с представителями бунтующей Столичной полиции. Беглую дочь мушира Кимбэлл Керрик, в процессе посещения церкви пришедшую к временному согласию со своим Богом, сущностью и рождественскими осликами, её верного более чем друга Роланда Флейка, которому в ближайший час  предстоит занять своё место в очередном противостоянии. Алистер МакНамара, нордически спокойный и  уверенный  владелец Арены, наверняка тоже держит нос по ветру в  южном направлении; случись непредвиденный прорыв оцепления, его угодья будут одним из первых, что утонет в волне кровавых беспорядков, и тогда о больших боях, назначенных на завтрашний день, можно будет забыть. А впрочем, предугадывать масштабы и  повороты мысли каинита лучше не браться. Сестра Алистера, Исгерд, пока не успела высказать своего мнения о новом витке событий, но мнение это наверняка будет весьма громким или по крайней мере выпуклым. Подневольный врач Арены, Лоуренс Хупер, радуясь мелким удачам в виде генераторов рентгеновских лучей и знакомясь с новыми постояльцами Лонгшора, в частности, ликаном Лиамом Орканом, кажется, и вовсе предпочитает не думать в ту сторону;  жизнь и так полна тёмных красок. Нечего ляпать холст новыми размашистыми мазками  заранее.
Возможно. Возможно и правы те, кто не в силах изменить надвигающийся тёмный вал, и душу не рвёт напрасно себе и другим. Правы девушка-каинит Валенсия, случайно познакомленная с Александрой двумя давними соседями-неприятелями, бульдогом Мордой и котом Обертоном. Пусть лучше пьют чай и честно делят любимых котов и  рождественский пудинг, это гораздо полезнее метаний из угла в угол. Пусть Сюзи Хант, внёсшая свою лепту, напомнит поссорившемуся с душой и миром солдату его потерянную Мисси, а не поля сражений, грозящие развернуться в непосредственной близости. Пусть новая владелица газеты, Отем Грин, размышляет о чём-нибудь более созвучном празднику, а не о том, как сервировать по-рождественски совсем не праздничные вести. Пусть Стелла Тедески, её супруг  Гектор и Калеб Дискейн ограничатся войной на личном фронте, при всех бушующих вокруг страстях едва ли грозящей развернуться в очередную полномасштабную  гражданскую.
Но - та самая звезда ещё за горизонтом, и загадывать желания ещё рано. Город готовится праздновать, благоговеть, делиться с ближним, убивать и умирать, в одном из самых дорогих ресторанов ведут весьма занятные переговоры один из Хранителей Братства и гостья Бладборна, венгерская княгиня и визиатор Эмили Эстерхази, а из далёкого Харроу, в свирепой стычке отбитого  у гвардейского гарнизона, к городу потянулись повозки, везущие  Лондону совсем не рождественские подарки.

0

18

Обращение к тем, кто любит и умеет быть одним из творцов, генераторов, двигателей, а не просто плескаться на мелководье побочных и ничего не меняющих событий, к тем, кто не пугается до потери пульса самого звучания  слова "ответственность", с какими бы приятными делами (это  игра, никак  не стройбат) она ни  была сопряжена.
Конечно, это не значит, что играть придётся по сюжету и только по сюжету, в обход  возможностей развития личного сюжета во всей его полноте; конечно нет. Но именно от решений, выбора, поступков "центровых"  будет зависеть, куда и каким образом повернёт русло глобальных событий.

Итак, в игру ведётся активный набор на сюжетные роли. А именно, требуются и разыскиваются для совместного продвижения глобального сюжета игроки на следующие вакансии:

1. Сотрудники  Столичной полиции.
У Столичной сейчас весьма непростое положение. Двое суток  назад в стенах Скотленд Ярда, потрясённых крайне циничным убийством двух десятков бывших сотрудников, произошла вспышка недовольства, переросшая в полномасштабный бунт и саботаж, а затем и прямое жестокое  столкновение с Гвардией Братства, выполняющей в городе роль военной полиции. В настоящий момент ищется решение патовой ситуации, возникшей в результате парализации функций охраны порядка одной правоохранительной структуры и недостаточности сил второй на покрытие всей городской зоны.  И решать её надо быстрее, ибо безвластием в части города не замедлили воспользоваться грабители, борцы за права ликанов и прочие вне закона.
В настоящий момент в игре наличествуют и активно действуют двое представителей Столичной полиции, констебли патрульно-постовой службы.
Требуются - рядовые  констебли и  офицеры в звании от сержанта до помощника комиссара полиции.
Приветствуются авторские персонажи; для желающих имеются  две вакансии.

2. Гвардейцы-кнуты Гвардии Меча и Благоденствия.
По сути, боевые силы, личная армия Братства Мафусаила, в настоящий момент полностью прибравшего к рукам верховную власть в Британии. Состоит исключительно из каинитов, преданных бойцов секты, последние месяцы активно увеличивается численно за счёт новобранцев. Сформирована в первые же сутки после переворота (на самом деле подготовка и формирование началось задолго до официальной огласки).   Самостоятельная структура, не подчиняется верховному командованию основных военных сил Великобритании; фактически  выполняет функции военизированной полиции и внутренних войск. В текущий игровой момент линия Гвардии крепко повязана на ситуации с саботажем  Столичной полиции и бунтами на юге города (см. выше). В обозримом глобальном сюжетном будущем... весьма резкий и неожиданный поворот ждёт указанную организацию; шире и подробнее информация будет развёрнута перед заинтересованными при   более детальном и личном обсуждении.
В настоящий момент в игре наличествуют и активно действуют двое представителей Гвардии Меча и Благоденствия - непосредственный глава организации и рядовой гвардеец-новобранец.
Требуются - рядовые  гвардейцы и  офицеры в звании от сержанта до лейтенанта.
Приветствуются авторские персонажи; для желающих имеется  вакансия.


3. Почти полностью обновляется состав Лондонской стаи - вакантна роль вожака и рядовых членов. Повстанческая организация, осознавшая бессмысленность прямых столкновений с  новоявленными властями "лоб в лоб" и избравшая политику постепенного накаливания сил, связей, поиска союзников, по возможности -  политического решения проблемы... что, по сути, весьма маловероятно, в этом все отдают себе отчёт. Так что - накапливание сил и выжидание подходящего момента для наиболее эффективного удара. В связи со сменой вожака может быть сменена и политика на более агрессивную, более чем возможно объединение с другой повстанческой группой, организовавшей беспорядки и революционные настроения на юге города. Единственное условие - адекватность и действительная способность завоевать авторитет среди по большей части вполне адекватных личностей; садисты-маньяки с трудным детством и ранимым сердцем и прочие подобные штампы, переполнившие ролевые просторы, на роль главы организации  приниматься не будут заведомо.

Все перечисленные фракции представлены в игре действительными и активными персонажами, ведомыми давними,  действительно заинтересованными игроками.
От Вас ожидается, как уже говорилось выше,  желание играть и заинтересованность в игре, умение и желание вести не только личный сюжет, последовательно развивать персонажа, но и участвовать в сюжетных событиях, определяющих развитие и будущее игрового мира.

0

19

Лонгшорская банда.
http://se.uploads.ru/LeMVP.jpg

Имя персонажа: имя им - легион. Не адский и не военный, но достаточно многочисленная  и сплочённая банда (ориентировочно от двух до трёх  десятков человек на самой начальной стадии, в момент  всеобщего "начала конца"; в дальнейшем - как пойдёт игра). Собирательно называются Лонгшорской бандой.
Возраст: от 17 до мыслимых пределов у не-людей.
Пол: всяк.
Раса: в основном - каиниты, заметно меньшую часть составляют ликаны и люди. Последние должны обладать каким-то веским аргументом в пользу своей выживаемости в среде нелюдей, лучше всего выучивших один урок: хочешь жить, позаботься о себе сам.
Статус\профессия\положение: бандиты, марадёры. При толковом главаре могут претендовать на что-то более веское, чем грабёж во имя еды и материальных ценностей.
Характер: скверный или озлобленный достаточно, чтобы выживать более или менее успешно в подобной среде.
Внешний вид: на усмотрение игроков.
Краткая история: Лонгшор, расцветший тихим, но зловонным и буйным цветом на территории Доксленда,  давно был одним из известнейших центров бескультурных, но популярных развлечений Лондона. Популярных в кругах, у эстетов и ценителей того сорта, которые держат при себе. Торговля рабами "на жратву" и для сексуальных развлечений, жесточайшие, зачастую смертельные подпольные бои  на Арене, торговля оружием и прочие запретные прелести, без которых Лондон жил бы стократ лучше, поверьте. Возможно, начиналось всё очень давно, с чуть более успешных и сделавших правильные ставки банд. Но последние несколько лет Лонгшор работал и процветал под прикрытием и с соизволения Братства, имевшего свою долю с прибыли и контролирующего деятельность теневой отрасли. Но после злосчастного 25 декабря, когда само Братство потеряло силу и теряя перья, камнем ринулось вниз, слаженный механизм беззаконий оказался предоставлен самому себе. Как и почти все в тонущем в панике и разрушении городе. Работать стало не на кого, в условиях, когда потребность во многих развлечениях отпала, как шелуха, а деньги, казалось бы,  почти перестали играть роль, продавать что-то потеряло смысл. Лонгшор начал рассыпаться на отдельные группировки, объединяющиеся, сталкивающиеся между собой и со слугами закона, отчаянно пытающимися удержать в городе хоть какой-то порядок. Выживание, захват универсальных во все времена ресурсов, контроль и снова выживание.  Вот что встало в основе сегодняшних приоритетах Лонгшорских головорезов. Как обычно, но в гораздо более резко, первобытно выраженной форме. 
Цели в игре: представлять неистребимую и естественную для условий хаоса силу - Силу, не гнушающуюся убивать, отнимать и устанавливать собственные  посредством грубой силы в обход всех прочих законов и правил. 
Отношения с вашим персонажем: хороший, пусть и начинающий,  медик  нужен всем. Даже если он периодически норовит сбежать. Даже каинитам и ликанам. Особенно - в условиях повышенной опасности поймать брюхом пулю,  обломок ржавой арматуры или не дожариться до полной готовности на тепловом гриле Гостей.

Заявка делается с учётом новых сюжетных реалий и заточена в первую очередь под них, но отыгрывать можно начинать уже сейчас.

0

20

Старт нового глобального сюжетного квеста.

III. Гости,  которых никто не ждал.
http://se.uploads.ru/0Jcgi.png
Краткое описание:

Канун Рождества 1901 года запомнится городу надолго. За четыре года войны и последние месяцы, минувшие после летнего переворота, месяцы, ознаменовавшиеся очередной жесточайшей  расовой сегрегацией и расцветом социальной несправедливости со всеми обильно вытекающими на мостовую последствиями, Лондон повидал многое. Но штурм  самой штаб-квартиры Столичной полиции, Скотленд Ярд... Нет, пожалуй, на памяти лондонцев такое было впервые. И пока полиция и гвардия Меча и Благоденствия выясняли отношения и приходили к соглашению, сосредоточившись на улицах Большого Лондона, за свинцовой Темзой, в осиротевших южных  кварталах  подняли головы те, кто ещё несколько дней назад не мог и надеяться на такой подарок судьбы.

Не все из этих голов были светлы и захвачены идеей вернуть собратьям-ликанам попранное достоинство. Кого-то вполне устраивала и столь же простая, сколь и редкостная возможность пощипать "богатеньких ублюдков". Так что последователи  повстанцев, раздувших на южном берегу изрядный пожар бунтов и погромов, множились со сказочной быстротой. Правда,  не все из них были готовы на что-то большее, нежели грабёж какой-нибудь лавки или потихоньку пырнуть ножом не успевшего смыться ростовщика. Те не менее, разросшейся армии революционно настроенных ликанов и сочувствующих удалось успешно отбить у гарнизона гвардии  древний оплот Лондонской стаи, форт Харроу.

Юг пылал. Конечно, такое кострище не могло остаться незамеченным и согреть сердца горожан, и тем более - тех, кто упускал из рук контроль над ситуацией и законностью, за соблюдение которой, вообще-то, отвечал по официальному званию. В какой-то степени угроза с юга, несомненно, ускорила достижение взаимопонимания между повздорившими структурами. И вот утром 25 декабря 1901 года полиция, наконец, снова выходит на улицы Большого Лондона. Гвардия, давно роющая копытами в нетерпении и ожидающая подкреплений тяжёлой конницы и артиллерии из вулиджских казарм, готовится к масштабной атаке на южные кварталы, предпринятые с двух сторон. Утром большие отряды кнутов выступают в обход города с юго-восточной и юго-западной сторон, оставляя за спиной облегчённо вздохнувшие улицы. Оставляя, судя по всему, на растерзание свихнувшихся газетчиков, словно сговорившись и заключив дурацкое  пари, начавших наперебой развлекать горожан весьма странными статьями. В первых из них восторженно рассказывалось  о странном и редчайшем природном явлении: огромных метеоритах, якобы, упавших на территории Дании, французского побережья,  Голландии и даже недалеко от Дублина. Чего только там не говорилось, одинаково рьяно ссылаясь на очевидцев  именитых учёных мужей, не замедливших  дать предварительное толкование. И что тела состоят из чистого железа, и что счастливчики, на территории чьих владений обрушился такой небесный кусок счастья, уже ищут самых щедрых покупателей и  заламывают небесные же цены. Ну, во всяком случае, те, кто не оказался в летальной близости от своей удачи в момент её падения.

Кто-то отмахивался от газетной чуши и ждал вестей с юга. Кто-то не упускал случая откровенно повеселиться. Кардинальный разброд в подходе продолжался примерно до трёх часов пополудни, когда нечто устрашающее на мгновение затмило солнечный свет, и пригороды Лондона сотрясли страшные удары, сравнимые разве что с ударами землятресения. Город замер, настороженно переглядываясь целыми и повылетавшими окнами. Затем самые отчаянные, безрассудные, любопытные и журналисты, презрев непривычный снег и осторожность, ринулись на поиски тех самых небесных тел, которыми недавно потчевали  друг друга  пыхающие трубками джентльмены. По неподтверждённым данным, один из нескольких огромных метеоритов рухнул прямо на замок Бладборн. Но энтузиазм быстро угас, когда к вечеру  с юго-западных окраин поползли по-настоящему пугающие известия. Не слухи, а именно известия, приобретающее  всё более страшные и наглядные личины.


Основные стартовые линии по фракциям

Notice:
Братство и Гвардия - здесь первичная ситуация предрешена изначально. Большая часть Гвардии, так и не успев зайти на позиции и начать атаку на южные кварталы, становится первым препятствием на пути двинувшихся на Лондон треножников. В считанный час уничтожается большая часть живой силы и техники, выжившие остатки, размётанные и разрозненные, вынуждены отступить к городу или вглубь пригородов.
Дальнейшее - определяется по ходу игры. Возможен раскол на противоположные по целям и взглядам группы: те, кто будет  упёрто продвигать прежние принципы величия и избранности клана,  и те, кто откажется от  радикальных и не оправдавших себя мировоззрений. Но опять же - не факт. Всё будет зависеть от игры и развития линии.
Ликаны. Я не знаю, кто это сделает, игроки или гейм-мастер, но великая месть свершится, потому что не может не свершиться. Под шум и гром в Лондоне свершится очередной преворот. Или как минимум - почти поголовное уничтожение верхушки, оставшейся под минимальной охраной и частично пытающаяся покинуть город. Так что на начальном этапе власти Братства приходит конец. Что последует дальше и чему решат посвятить себя игроки, играющие за фракцию, тотальному свержению или борьбе с общей бедой, или выберут третий, четвёртый, пятый пути - на усмотрение игроков.
Полиция... Полиция на начальном этапе будет пытаться предотвратить хаос, организовать укрытия и пребывание людей и нелюдей в них. В дальнейшем - видимо, то же самое. В общем-то, полиции в данном случае как фракции отводится вполне ровная и немноговариативная роль. Вот личностные вариации - на усмотрение игроков.
Кроме того, в игре наверняка организуются какие-то шайки, банды и так далее, которым придётся противостоять остальным выживающим гражданам, особенно - мирным и условно мирным. В общем-то, развитие этой линии во всём многообразии тоже будет приветствоваться.
Для мирных горожан, представленных совершенно не боевыми персонажами, вводиться  различные  квесты, направленные на выживание, приключения и т.д.

0

21

Шуршат газетные листы... Обзор лондонской прессы.

Утренние  выпуски  "Таймс", "Дейли Ньюс" и прочих крупных и мелких изданий от 25 декабря 1901 года, суббота.

Что же шлёт на космос на Рождество? Редчайшее явление: метеориты необычных размеров пали на территории Европы и островов. 

Сегодня под утро сразу в несколько редакций крупных изданий  пришли телеграммы от европейских коллег. Телеграммы несколько размытого и настолько необычного содержания, что даже удостоверившись. что это не розыгрыш, ваши покорные слуги не рискнули истолковать их самостоятельно, опасаясь нечаянно  ввести наших глубокоуважаемых читателей в заблуждение. К счастью, председатель Лондонского Астрофизического общества, мистер Чарльз Адвенгтон, был настолько любезен, что согласился принять нашего корреспондента у себя дома и дать пояснения, подкреплённые всей силой современной науки.
Выдержки этого увлекательнейшего интервью мы и представим вашему вниманию ниже, уважаемые леди и джентльмены.
Напомним, что поступили сообщения о  небесных телах необычайно крупных размеров, упавших в разных частях Старого Света. В частности, подарки небес рухнули в нескольких милях от Утрехта в Голландии, на побережье Франции. Буквально час спустя пришло  трагическое, но пока не подтверждённое достоверно известие о падении прямо на территории Гамбурга и Мюнхена. Искренне надеемся, что последнее так и останется в слухов; страшно представить, какие последствия  способен повлечь за собой  предмет величиной с хороший  двухэтажный дом, разогнавшийся до невообразимой скорости, в населённых кварталах.
Корреспондент:
- Скажите, мистер Адвенгтон, что Вы думаете обо всех этих событиях? Возможно ли такое вообще, или всё-таки кто-то хорошенько раскошелился  на такой масштабный праздничный розыгрыш?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Не думаю. Даже уверен, что мы столкнулись с чем-то настолько же необъяснимым, насколько и реальным. Буквально перед вашим приходом я тоже получил известия от своих французских коллег... Мсье Жармей телеграфировал прямо перед выездом к месту предполагаемого падения метеорита. Вы не представляете, как я сейчас завидую ему. Только представьте - сейчас он уже стоит рядом с этим колоссом, видит своими глазами это чудо, о котором нам останется лишь с жадностью ловить те скудные сообщения, которые они, первооткрыватели, будут отправлять нам сюда...
Корреспондент:
- Всё-таки это метеориты? Вы уверены в этом?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Где-то на восемьдесят процентов, если вы хотите точности. Судя по тем описаниям, что мы получили на данный час, это огромные  куски какой-то породы, вероятно, останки давно погибшего спутника, а то и целой планеты. Подумайте только, возможно, эти глыбы - посланники  ещё  тех немыслимых времён, задолго  до возникновения нашей вселенной.  Нет, пожалуй, сейчас я почти  жалею, что не родился французом или голландцем.
Корреспондент:
- Или немцем?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Ммм, нет, пожалуй, всё-таки нет.
Корреспондент:
- А те двадцать процентов? Смею предполагать, именно в них и скрывается самое удивительное и интересное для любого из наших читателей. Вероятно ли, что мы стоим на пороге открытия века?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Вероятно всё, что пока не доказано абсолютно невероятным. В частности, достаточно необычен то факт, что все описывают объекты примерно одного и того же размера. Почти нет мелких фрагментов, только единообразные по размерам тела. Падение таких крупных метеоритов случается раз в столетия, а тут - вдруг сразу около десятка. Несомненно, все эти детали крайне необычны даже сами по себе, каждая в отдельности, чего уж говорить об их единовременном сочетании? Поистине, я ожидаю вестей от мсье Жармейя со жгучим интересом.
Корреспондент:
- Могут ли наши читатели рассчитывать на дальнейшие Ваши  комментарии по мере поступления  новых известий?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Конечно, конечно, друг мой! Поделюсь с удовольствием всем, что будет в моих скромных силах.

Что же. Наберёмся терпения и мы с вами, леди и джентльмены. Ждите наших дневных выпусков, наверняка к тому времени мы сумеем порадовать вас новыми невероятными фактами из жизни загадочных небесных тел, опустившихся отдохнуть на Землю.

0

22

Шуршат газетные листы... Обзор лондонской прессы.

Многочисленные "пенсовые странички", начавшие наводнять улицы Лондона примерно  после полудня, изрядно разнились по  концентрации благородного безумия, содержавшегося в заголовках и преподносимых читателям новостях, но в главном  содержимое их было относительно однообразно и  сводилось к нижеописанному.
Дневные выпуски от 25 декабря, суббота, 1901 год.



Европу атакуют ходячие дома! Огромные огнедышащие колоссы были замечены уже под Дублином!

Всем давно  известно, крупные газеты вечно норовят подать нам тщательно процензуренное блюдо событий! Опреснённое, лишённое витаминов, остроты, яркости достоверности, стрихнина правды и вообще всего, что делает настоящее истинным. Пришла пора положить этому конец, и мы его кладём, леди и джентльмены! Пока осторожные папы центральных изданий топчутся вокруг да около и скармливают нам байки о метеоритах, сыплющихся на головы, мы доносим до вас страшную и невероятную правду.
Метеориты? Вздор и страусиные уловки! Пока на именитых разворотах  высокопарно рассуждали и обсуждали огромные штуки, упавшие в городах Старого Света, те просто  поднялись на ноги и пошли по улицам, сея за собой смерть и разрушения! Совсем не какие-то там куски космического камня, как их обзывали светила телескопов,  а что-то вроде огромных железных домов, поставленных на высоченные ходули, плюющиеся огнём - вот чем оказались на самом деле "загадочные посланцы Вселенной!". И по самым достоверным известиям, один или два уже держат путь к нам с вами, господа! Не дальше, как под Дублином были сделаны приведённые ниже снимки, только вдумайтесь!
У нас замечательное правительство, чудесное правительство, оно не окажется ли оно слишком чудесно, чтобы как следует позаботиться о простых и непритязательных людях вроде нас с вами? В бакалее на Уоррмит-стрит уже подчистую раскупили запасы соли и консервов (ещё бы, все знают, что в лавке на Уррмит-стрит лучшие говяжьи консервы и соль во всём Лондоне!). Не паникуйте. Ведь есть ещё лавка на Смитт-роад с самым дешёвым  лондонским кофе и сигарами! Организованно посетите и обновите товары съестных припасов, соберите детей и самое необходимое. И приготовьтесь спасать свои жизни! Ведь кто знает, как железные дома относятся к англиканству.

(К некоторым статьям прилагаются сильно размытые фотографии, на которых угадываются очертания деревьев и чего-то смутно напоминающего сильно покосившуюся  пожарную вышку не совсем обычной формы... либо просто очень сильно покосившуюся).

0

23

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №26. День, суббота 25 декабря 1901 года.

Прошедшая ночь мало напоминала Рождество. В отличии от своего предшественника,  вечера, кануна доброго таинства Рождения, действительно богато дарившего на лондонских улицах чудеса, ночь оказалась злобным подменышем, поселившим в иных душах новых демонов, а некоторые и вовсе вычеркнувшим из списка живых и здравствующих. И кто бы знал, что это лишь начало, репетиция испытаний, проверки на прочность, какой никто в мире доселе и представить-то был не в силах.
А начиналось всё, казалось бы, не так уж плохо. По крайней мере, для Большого Лондона, избалованного сэра,   более других городских областей привыкшего к стабильности и спокойствию при любых ситуациях. Пускай бы даже и чрезвычайных. Выходит на патрулирование группа констебля Джорджа Бриско, ещё не знающего, что Седрик Кипер, прошлой ночью яростно защищавший  наравне с остальными полисменами Скотленд Ярд,  некогда обрекший его носить стальной "галстук", застрелен гвардейскими патрулями в ночной стычке с подгулявшими шалопаями, напавшими на припозднившуюся девушку. Каково будет наказание за обращение восьми тяжело раненных товарищей по оружию, пока тоже неясно, а Бриско уже готов шагнуть по дороге  недобогов ещё дальше, во время совместного утреннего завтрака прознав про несчастья, преследующие семейство Александры Торн. Вот только согласится ли сама потомственная актриса на излечение такой ценой?
Вот у Кэтрин Олдридж, после акции рождественской благотворительности решившей навестить могилу супруга и попавшей в лапы некоего Кристиана Эстерхази, согласия на обретение вечной жизни, молодости и потребности в кровопийстве, увы,  никто не спрашивал. Ей их просто очень настойчиво подарили посреди рождественского застолья на славном клипере с очень подходящим названием.  Князь Эстерхази славно  наточил  зуб на давнего врага и конкурента, Калеба Дискейна, не брезгуя в стремлении наложить руку на глотку ликана  ни единой доступной ниточкой. Похоже, у семейства Эстерхази на семейство Дискейн-Тедески  вообще большие, можно сказать, корпоративные планы. Пока брат оказывает приём двум подругам, Кэтрин и Лорейн Леруа, и приглядывавшему  за ними поверенному недруга, сестра князя  устраивает судьбу сводной сестры Дискейна, вернее - свою собственную и  супруга Стеллы ТедескиГектора,  каинита приезжего, видного, успешного, и в официально заверенном тандеме "Стелла-Гектор" оказавшегося по мнению явно по недосмотру господнему.  Давние заклятые враги медленно, но верно собираются на палубе клипера. Реакция от смешения и взбалтывания обещает быть бурной.
В порту нынче вообще неспокойно. То ставят оцепление вдоль набережной и перекрывают мосты, то стреляют. то меняются власти в местном бандитском Эльдорадо, более знакомом местной недопросвещённой публике как "Лонгшор". Вот и предприимчивый управляющий лонгшорской Ареной и баржей работорговли (которого отвратительнейшего дикарского явления в великой Британии, конечно же, давным давно не существует), Алистер МакНамара, внезапно снялся с насиженного места и подался в Тибет к тиграм. Сестра норда, Исгерд, видимо, потянулась следом за братом. А куда податься подневольному лекарю, честно трудящемуся на ниве Лонгшора  не за долг, а за страх? Пропажа одного из главных отраслевых боссов теневой корпорации Доклэндса - это, знаете ли... тоже аттракцион, от которого неподготовленным или просто не склонным хочется держаться подальше. Но, возможно, непревзойдённый мастер убеждения и прочего благородного  мошенства без мокрухи, Абигейл Вудс, перехватившая Лекаря на старте побега из неродных пенатов, подаст  Лоуренсу Хуперу более выгодную, разумную идею. В любом случае, любая из идей будет заведомо разумнее попытки зародить в Лондоне традицию зимнего купания в Темзе. Вряд ли оно здесь приживётся, чуждое веяние, лондонцы прекрасно обходятся ванными, душами, на худой конец - тазами с нагретой водой. Во всяком случае, когда до них доберутся.
Мыло и горячая вода - первые ингридиенты после неудачного знакомства со слонихами и строптивыми барышнями. Или внезапными  патрулями, назойливо интересующимися документами, которые вы как раз оставили полежать  дома. Да-да, мисс Отем Грин, мисс Алеса Фостер и мистер Чарли Пирс, это как раз ваш случай. А Саманте Янг,   встретившей в постоялом дворе "Джинджер Инн" Рождество и новых знакомых, это приятное дело не только предписано пл расписанию, а просто жизненно  необходимо. Пускаться на поиски пропавших подруг, нападать на гвардейский патруль, проводить ночь в импровизированной тюремной камере - дело маятное и грязное, без мыла после такого точно не обойтись. И пусть сердце юной музыкантки найдёт в горячей воды покой и утешение. Каиниту Керну, оставшемуся держать ответ за ночное непотребство в старом здании суда на  Барли-стрит, к передрягам не привыкать, уж тем паче  к тем, что неприветливо пялятся  грязной стенкой в конце пути. Ким Скайлар,  возможно, тоже найдёт в далёкой Дании судьбу не хуже той, что уготована ей старым недобрым Лондоном. И может быть когда-нибудь повзрослевший и поумневший   Роланд Флейк даже сумеет  понять мотивы  капитана Блэкхорна. Если вообще когда-нибудь узнает, куда и почему пропала черноглазая любительница играть в догонялки. Пока же всё непонимание и отчаяние, не находя выхода, постепенно обращаются на ликанов, повстанцев, революционеров Эады  Игл и тех, кто просто оказался на пути масштабной жатвы, готовящейся прокатиться по южным улицам Лондона. Как шайка Седого и молодая Джо Джикел, не видевшая в жизни почти ничего кроме нищеты и выживания. Как Валенсия, погостив в гостеприимном доме Александры  Торн, отправившаяся проведать родных и угодившая в самый эпицентр первой локальной стычки  повстанцев и кнутов.
Убитые лошади, погибший извозчик, несколько трупов со стороны основных сборных - новый кровавый счёт открыт, леди и джентльмены. Сами небеса, потеряв терпение, чествуют  его   такими салютами, что свидетелей валит с ног и швыряет во внеурочное желание помолиться, пускай бы и  чужому богу, в которого сроду не веровал.
Пока город лишь слышал отзвук. Почувствовал отголосок далёкого удара. Пока город только насторожился, не зная, что думать и связывать ли это с масштабной карательной атакой на взбунтовавшийся южный Лондон, или со статьями, всё утро будоражащими воображение какими-то совершенно невероятными известиями.

0

24

А тем временем в Лондоне... Выдержки из "живых" игровых событий.

Затмение солнца, к сожалению, гораздо более редкостная вещь, чем затмение сердец и рассудка, то и дело, удручающе глубоко или более поверхностно, масштабно, массово или точечно, накрывающие тот или иной обитаемый участок невинно голубой  планеты. Примерно вот так,  как сейчас и происходило  под облупленным, тощим юго-западным боком столицы, в очередной раз кромсаемом  и немилосердно треплющимся  в попытке вырвать его, как кусок мяса, из рук тех, чьих прапрадедов  некогда другие прапрадеды вполне, впрочем, взаимно объявили недостойным отребьем и переводящим драгоценный воздух мусором.
Впрочем, полноценным затмением явление, довольно непродолжительно наблюдавшееся в лондонском небе, назвать было трудно. Что-то случилось. Примерно на пол-минуты изменился спектр дневного света, сам воздух внезапно потускнел, словно кто-то прикрутил ручку колоссальной керосиновой лампы, освещающей вселенную. Но даже если кто-то был  слишком увлечён собственным выживанием и уничтожением ближнего и не отметил странную  иллюминацию хотя бы краем сознания, все недостачи  полностью компенсировал  звук.
Низкий рокот. Поначалу малозаметный, но стремительно нарастающий, с каждой секундой набирающий  утробную, пронизывающую силу. Невозможно определить, откуда он исходил, сверху, со стороны города или из-под ног, но что-то в нём было неотвратимое, оглушающее, вселяющее ужас, страх, что уже почти оглушительный, звук не остановится и продолжит расти, пока не лопнут барабанные перепонки, не пойдёт  трещинами земля и не взорвутся глаза и головы. Горизонт начинал мелко подрагивать, и в тот же миг день снова стал ярче, да так, что маленькое зимнее солнце выглядеть заплутавшей луной.
Ярчайшая точка, внезапно вспыхнувшая на краю небосвода, увеличивалась на глазах, заливала снег белым слепящим светом. Через несколько секунд нечто огромное, яркое как тысяча солнц, прочертило небо наискосок, оставляя за собой длинный хвост. Судя по тающим в морозном воздухе царапинам, их было два или три, может, больше. Дикой силы удар заставил подпрыгнуть земную твердь, сделав невозможными дальнейшие вольные или невольные наблюдения.
Это было похоже на взрыв чудовищной силы. Все, кто стоял на ногах, были сметены и опрокинуты в снег. Визг взбесившихся коней и человеческие крики утонули в оглушительном рёве и грохоте. Огромный столб снега, смешанного с паром и дымом, вспух откуда-то из-за западных холмов до самых редких  облаков, расчертивших редкими белыми пёрышками чистый небосвод. Трудно было определить, насколько далеко от места прерванного побоища вспух этот огромный болезненный  гриб. Три мили, может быть, четыре или пять.
А затем всё стихло. Взметённый сотрясением почвы снег оседал и  крутился бурунчиками между оглушёнными, лежащими или поднимающимися на ноги ликанами и каинитами. Визжали и бились рядом и где-то вдалеке перепуганные кони. Вспахивали снег, волоча за собой тяжеленные орудия, обезумевшие и понёсшие артиллерийские тяжеловозы. Но пока, первые секунды, над городом и холмами, поднимающимися головами царила оглушительная тишина, решительно, надменно и привольно не признающая после только что отгремевшей звуковой вакханалии все эти крохотные, маломощные и несущественные земные  мелочи.

0

25

А тем временем в Лондоне... День 25 декабря 1901 года

Game Master написал(а):

Муравьиная суета, вспыхнувшая на пути треногого железного циклопа, вызвала у лёгкий интерес. Во всяком случае, такое впечатление сложилось бы у стороннего наблюдателя в первые минуты "контакта двух цивилизаций", великой, и ужасающе великой.
Зависнув почти над аборигенами, целыми  стайками прильнувших к укрытиям или продолжавших копошиться и выкрикивать что-то, что точно не было слышно на высоте доброй сотни футов, где разговаривал лишь ледяной ветер, облизывающий и гладящий гладкий корпус наглухо замкнутого "черепашьего  панциря", Гость сбавил ход, даже остановился. Он не двигался, не поворачивался туда-сюда, но что он наблюдает, фиксирует всё происходящее, живые и неодушевлённые механическими глазами, линзами, локаторами, чем-то, чему не было и возможно не будет  названия в анналах земной науки, скрытыми где-то на корпусе... а может быть, и в почти застенчиво покачивающихся туда-сюда щупах. Невозмутимый, как мамонт среди  пигмеев, Гость, кажется, никак не отреагировал на первые винтовочные и пулемётные выстрелы, высекшие искры из его бронированной шкуры. Лишь некий аппарат в носовой части, огромной линзой, прикрылся выскользнувшими откуда-то из обшивки щитками.
Лишь залп первой полевой пушки вывел его из задумчивости.
Нет, Гость не пошевелился, на разразился гневным мевллическим лязгом и не пустился крушить чудовищными "ногами". Просто один из участков  расстилающейся  вокруг него земли внезапно  охватило неизвестно откуда взявшееся пламя, вместе с расчётом злосчастного "Эрхарда" и ящиками боеприпасов, составленными недалеко от стрелковой позиции. С этой минуты начался отсчёт самого быстрого, разгромного и  ужаснейшего боя в истории Британии, да и всей земной истории пожалуй.
Грохот разнокалиберных выстрелов, наполнивший воздух, смешался с оглушительным рёвом и шипением  огня, в минуту, один за другим, методично поглотившего  артиллерийские расположения. От  силы успели сделать несколько выстрелов, не пристрелянных, а потому и не принёсших особенных результатов. Никто не понимал, откуда бралось пламя, оно просто охватывало участки вместе со всем и всеми, что на нём находились, убивая почти мгновенно. Те, кто оказывался в эпицентре огненных кругов, зачастую даже не успевали закричать, просто чернея и падая как подкошенные. Когда же артиллерийский полк был пущен по ветру сажей и пеплом, карающее пламя начало пятнать чёрными ведьмиными кругами стрелков, обозы, лошадей - всё, что осталось внизу и шевелилось, двигалось, исступлённо сражаясь  или пытаясь бежать, спасая свою жизнь или жизнь товарищей.
- Бейте  по сочленениям! По ногам! - передёргивая затвор, взревел совершенно белый, с безумно горящими глазами и клыкастый, сам похожий на демона со фресок, одетого в лейтенантскую форму - и тут же сгинул в вместе с доброй половиной взвода, слизнутого вместе со снегом и сухой травой со взметнувшегося искрами  склона, упал в пламени, окрашиваясь под цвет формы полностью.
Другой, пролетев кубарем по усеянной чёрными телами  и ещё дымящейся траве, с перекошенным и измазанным сажей лицом, бросив через седло первой изловленной лошади подобранного сержанта с обгоревшей по плечо рукой и половиной тела, вскочил в седло и погнал в сторону города. Через мгновение все трое, лошадь, живой и полуживой, превратились в огненный шар, настигнутый уже на спасительном гребне низины и рухнув в него уже несомненно мёртвой кометой.
Воздух стонал от оглушительной канонады стрельбы, визга пуль и лошадей, удушающего смрада  горящей травы и мяса, криков ярости и боли.
Посреди стреляющего, пылающего, ревущего ада, уже поглотившего четверть всесметающей живой силы, достаточной для того чтобы усмирить, или просто вырезать почти подчистую добрую треть  города,  успело быть замеченным, что огонь достаёт только тех, кто находится в непосредственной зоне видимости гиганта. Уцелевшие отступили за более надёжные укрытия. И тогда колосс, всё это время неподвижно стоявший, как задумавшийся поэт над горящим муравейником (лишь аппарат с линзой деловито и быстро поворачивался из стороны в сторону), очнулся и двинулся вперёд. В  ход пошло  уже не только колдовское пламя из ада, но и щупальца.
Тонкие, удивительно гибкие и мощные, телескопические, стальные змеи начали плавно выстреливать в стороны, хватая лошадей, каинитов, шутя переворачивая обозы и раскалённые пушки, Гость явно вошёл во вкус, уподобившись мальчишке. Часть жертв кольчатые  хлысты  просто рвали секущими  ударами или разбивали о землю или перевёрнутые обозы, начав разбавлять белый, которого оставалось всё меньше,  и чёрный первыми ощутимыми  мазками  красного. Кого-то тащили куда-то вверх, к корпусу... и никто не хотел представлять, что за участь ждала их там и намного ли лучше участи умерших сразу.
Ещё через пол-часа солнце нехотя наблюдало завершающий акт грандиознейшего спектакля, развернувшегося на юго-западной окраине Лондона, побледневшее, клонящееся  к горизонту  и готовое свалиться в вечерний обморок.
Снега на изрядной  опоясывающей город юго-западные территории  почти не осталось. Лишь отдельные, чудом сохранившиеся в низинах пятна. Насколько хватало глаза - пепел, иссушенная огнём земля, сотни   раскиданных человеческих и лошадиных тел, сгоревших, почти целых или разорванных как набитые красным тряпьём  игрушки. Мёртвых среди них было несравнимо больше, чем живых. И жалкие остатки грозного полчища, разрозненные и бежавшие прочь от верной смерти, пока не могли оценить всю масштабность невиданного и разгрома.
А чёрная полоса выжженной земли, чудовищные следы трёх стальных конечностей, отдалённые вспышки и грохот отчётливо выдавали маршрут Гостя, уже вступающего и начавшего знакомиться с великим и гостеприимным  городом, внося собственные коррективы в его неповторимые нравы.

0

26

А тем временем в Лондоне...
Ближе к вечеру 25 декабря 1901 года.

Александра Торн написал(ла):

Вокзал Сент-Панкрас кипел и бурлил, как наполненный по самую кромку котёл, временами выплёскивая густое содержимое через край. Вот только, вместо картошки, морковки и лука  в этом супе варились люди – очень напуганные и, в то же время страстно желающие выжить: крайне опасное сочетание.
- Держитесь крепче, мисс Лилиан, и вы, мисс Сандра, - мрачно обронила Марта, едва войдя в здание. – Ещё немного, и по головам начнут идти, тогда не приведи Господь, упасть: сомнут и не заметят.
Перекрестившись, женщина решительно ввинтилась в толпу, как бурав в доску, пробивая путь для своих мисс.
- Да смотри же ты, куда прёшь, морда деревенская!
- Сэр, извольте немедленно сойти с моей ноги!
- Где мой кошелёк? Эй-эй, ты куда? Держи вора!!   
Александра наивно думала, что хуже долгой поездки в кэбе, ползущем со скоростью черепахи из-за многочисленных заторов на дороге, ничего быть не может, но сейчас, пытаясь не отстать от Марты, поняла, что очень сильно ошибалась – худшее ждало впереди…
Когда их тройка каким-то чудом добралась до крошечного свободного пятачка на платформе, Александра прислонилась к стене и закрыла глаза, страстно желая, чтобы всё произошедшее после ухода Джорджа оказалось сном…

Несколькими часами раньше, в квартире семьи Торн.

Записка Джорджа только подтвердила то, что почувствовала сама Александра, прочтя статью в «Times» - это не газетная «утка» и не метеорит, а настоящая опасность.
Девушка подошла к соседней двери и решительно постучала. Появившийся на пороге мистер Рупер удивлённо воззрился на неё из-под очков:
- Добрый день, мисс Торн. Чем могу быть вам полезен?    
- Добрый день, мистер Рупер. Прочтите, пожалуйста, - Александра подала пожилому джентльмену записку. 
По мере чтения лицо мистера Рупера становилось всё более серьёзным.
- Благодарю, мисс Торн. Мы сейчас же начнём укладываться.    
Попрощавшись с соседом, Александра вернулась к себе и прошла в комнату, лихорадочно думая, что сказать маме. Но слова оказались не нужны – Лилиан, одетая и причёсанная, вышла из спальни с папкой в руках.
- Санни, возьми свои документы, мы уезжаем. Марта!
- Да, мисс Лилиан, - спокойно откликнулась из кухни Марта. – Вот только закончу с едой и пойду остановлю кэб.     
«Мяу!» - завершающим аккордом донеслось из стоявшей на кресле корзины с крышкой.
- Чтобы ваше сокровище не путалось под ногами, - деловито пояснила появившаяся в дверях кухарка и протянула девушке пальто:
- Одевайтесь, мисс Сандра, чем скорей мы отправимся, тем лучше.

***
- Мисс Сандра, - строгий голос Марты прервал воспоминания. – Сейчас посадка начнётся. Не отходите далеко, нам надо побыстрей мисс Лилиан пристроить. 
- Сначала девочку, - тихо запротестовала заметно побледневшая Лилиан.
- Нет, - решительно отказалась Александра, поправляя веревочную петлю, удерживающую на её плече мешок с продуктами: предусмотрительная Марта разделила весь запас на две части.  - Я подожду.
Подхватив растерявшуюся старшую мисс под руку, Марта неумолимо повлекла её к вагону, чья громоздкая железная коробка теперь стала вратами если не в землю обетованную, то в безопасность точно, и помогла подняться.
Александра осторожно пробиралась следом и была уже в двух шагах от подножки, когда по залу, как лесной пожар, пронеслось: «Это последний!» и обезумевшая толпа ринулась на приступ с яростью крестоносцев, штурмующих стены Иерусалима.   
Девушку мгновенно отбросило в сторону, закружило в людском водовороте и швырнуло на стену газетного киоска. От боли в спине на миг перехватило дыхание, но Александра сумела уцепиться за столбик с вывеской, молясь только о том, чтобы не упасть.
- Боже… - сорвалось коротким стоном с её губ.

0

27

А тем временем в Лондоне... Вечер  25 декабря 1901 года

1901 год,  вечер субботы 25 декабря.
Тревога и дурные предзнаменования, весь день накапливающиеся в воздухе и на газетных страницах, наконец получили разрядку, и самым разрушительным образом, в одночасье... хорошо - двух, трёхчасье  изменившим облик, ценности и политический строй Лондона. А номинально - и всей Британии. Пока что номинально.
Вот после полудня в газетах появляется в высшей степени необычная фотография и осторожные комментарии к ней. А через час огромный треногий механический колосс во стальной плоти в считанные минуты уничтожает отборные силы Гвардии, собравшиеся в тугой чёрный мускул для мощнейшего удара по бунтовщикам, захватившим юг города. Под юго-западной окраиной Лондона остаётся скорбное пепелище, усеянное сотнями лошадиных и человеческих  тел, разбитой артиллерийской техникой. А бывший "метеорит", поднявшийся на ноги и проявивший самый недружелюбный нрав вкупе с невиданными доселе техническими возможностями, двигается через южные боро, гоня перед собой волну паники и самых ужасных слухов. Досталось  на орехи и повстанцам, но  многие из них наверняка скажут, что игра стоила свеч: понеся минимальные против возможного потери, ликаны-южане практически беспрепятственно прорываются на Север, погрязающий в нарастающей панике. Объединившись с северными противниками новой системы, всем скопом наносят  удар по Вестминстеру, не готовому к такому повороту событий.  Полиция, не успевшая забыть  недавний штурм Скотленд Ярда, остаётся в стороне от очередной политической свары. И над сказать, у "бобби" в самом деле есть чем заняться на улицах города, хотя отдельных стычек со слишком радикально настроенными элементами наверняка не избежать.
Бладборн разрушен. Гвардия уничтожена почти подчистую, остатки её размётаны по городу и пригородам. Вестминстер взят, Временный правительственный Совет, по сути - законодательное ядро, состоящее из политических деятелей клана "избранных", уничтожен почти полностью; на вокзалах, дорогах и повстанцы отлавливают "отцов города", могших попытаться бежать из Лондона.  Воистину, колесо истории повернулось вспять и крушит то немногое и жалкое, что осталось от Братства. И по сути, Британия  снова фактически осталась без правящей верхушки. Гости, сорвавшиеся с цепи  ликаны,   паника, вспыхивающие та и здесь пожары  раскручиваются в сумасшедшую карусель, начинающую уничтожать город.  И если от Гостей ждать милостей не стоит... то успеет ли очнуться кто-то из самих горожан, прежде чем события наберут действительно  фатальную  скорость?

0

28

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №27. Ночь с субботы 25 на воскресенье 26  декабря 1901 года.

Ночь сгущается. Тревога и дурные предзнаменования, весь день накапливавшиеся  в воздухе и на газетных страницах, наконец получили разрядку, и самым разрушительным образом, за несколько часов разительно и ужасно   изменившим облик, ценности и политический строй Лондона. А номинально - и всей Британии. Пока что номинально.
Вот после полудня в газетах появляется в высшей степени необычная фотография и осторожные комментарии к ней. А через час огромный треногий механический колосс во стальной плоти в считанные минуты уничтожает отборные силы Гвардии, собравшиеся в тугой чёрный мускул для мощнейшего удара по бунтовщикам, захватившим юг города. Размётанные, крайне немногочисленные жалкие остатки гвардии отступают, оставляя на месте самой короткой и разрушительной схватки в истории человечества пепелище, выжженное неизвестным тепловым оружием, разбитую технику, сотни человеческих и лошадиных тел... Должно быть, недосмотром свыше среди мертвецов затерялись двое живых - капитан Гвардии Осборн Блэкхорн и девушка-ликан Джо Джикел, схваченная кнутами незадолго до начала всеобщего конца. Искалеченный каинит, потерявший верную гвардию, руку, веру в прежние постулаты, составляющие основу мировоззрения рыцаря Братства и, кажется, уверенность в том, что он сам не превратился в призрака на осколках сожжённого мира, подбирает Джо и уносит в город, неукоснительно ступая по удручающим следам, оставленным Гостем. Что ж, по крайней мере, опустошать разгромленные
А бывший "метеорит", поднявшийся на ноги и проявивший самый недружелюбный нрав вкупе с невиданными доселе техническими возможностями, двигается через южные боро, гоня перед собой волну паники и самых ужасных слухов. Досталось  на орехи и повстанцам, но после  многие из них наверняка скажут, что игра стоила свеч. Понеся минимальные против возможного потери, ликаны-южане практически беспрепятственно прорываются на Север, погрязающий в нарастающей панике. Объединившись с северными противниками новой системы, повстанцы всем скопом наносят  удар по Вестминстеру, не готовому к такому повороту событий.  Жаркая стычка, подстёгнутая появившимися Гостями, завершилась победой повстанцев. Правительственная верхушка, не успевшая пуститься в бега, уничтожена поголовно. Вот только сами победители, заплатившие столь высокую цену за экскурсию в бастион неправедных законов, сами оказываются в  роли заложников Гостей, проявляющих всё большую настойчивость в попытках выковырнуть двуногих букашек наружу. Поистине, переписывать и вносить поправки в законодательство в таких условиях оборотнице Тайше Уна Ливингстон, Алесе Фостер, каиниту Керну Стоуну и их соратникам будет очень неуютно. Не вышло бы нового перекоса, в такой-то нервной обстановке.
А Скотленд Ярд, не успевший  забыть  недавний штурм, остаётся в стороне от очередной политической свары. И над сказать, у "бобби" в самом деле есть чем заняться на улицах города, хотя отдельных стычек со слишком радикально настроенными элементами наверняка не избежать. Одна из них чуть чудом не разразилась железнодорожном вокзале Сент Панкрас, куда с досадным опозданием явилось актёрское семейство  Торн, патрульная группа Джорджа Бриско и  ликаны, продолжающие рыскать  по городу в поисках выживших Братьев. Память памятью, но может ли уважать себя полицейский, спокойно наблюдающий, как те, кто недавно был втоптан в грязь, сегодня сами увлекаются  самосудом, к тому же,   над теми, чья причастность к их бедственному положению вовсе  не очевидна? Что ж, в роли чуда выступили Гости, преподавшие едва не сцепившимся полисменам и повстанцам урок мелочности их грызни перед лицом настоящих, масштабных, щедро обрушивающихся на все головы без разбора проблем. Джордж и Александра вместе с остальными пассажирами, повстанцами  и прочими оказавшимися поблизости горожанами скрываются от смерти и разрушения под землёй, на станции метро. Возможно, скоро там же найдёт приют и бард, подрабатывающий грабителем... или наоборот, грабитель, посвящающий досуг призванию барда, некто Виктор Хартли по прозвищу Кот, сын одного из ныне покойных лондонских  бандитов.
Тем временем  Роланд Флейк и Валенсия, ставшие свидетелями разгрома Гвардии и отправленные в город с чёрными вестями, успевают предупредить лишь жителей пригородного посёлка Гэмптон.  На этот раз им повезло. Всем, и жителям посёлка, и каинитам,  переждавшим появление Гостя в погребе, вместе с семьёй хозяина и всеми, кто успел напроситься в хранилище овощей и перепуганных односельчан на "посидеть вместе". Гость, воодушевлённый близостью большого города, а может быть, торопящийся на какой-то доступный  только ему призыв  из Лондона, проигнорировал жалкое селение и прошёл мимо, не заглянув на огонёк. Но на этом везение для двоих каинитов и закончилось. Едва и подозрительно поспешно распрощавшись с хозяевами дома, почти не успев удалиться  от Гэмптона, Флейк и его спутница, кажется, странного поведения хозяина погреба, а гвардейская форма сослужила дурную службу. В темноте за занесёнными снегом огородами произошла короткая и кровавая стычка с ликанами, нагрянувшими в посёлок, определившая дальнейшего путешествия  пилигримов. Небольшой самодеятельный  гвардейский караул, выставленный неподалёку от города на перехват  Братьев, отправляет находчивую девушку и жестоко порезанного Флейка в Бладборн. Великий Бладборн, едва переживший близкое падение одного из "метеоритов",  почти превратившийся в развалины, но всё ещё  обитаемый и принимающий стягивающиеся остатки своей битой армии.
Не избежал испытания огнём и знаменитое  темзинское гнездо скверны и  порока, Лонгшор. Лоуренс Хупер, перехваченный в порту на неудачной попытке побега, и его сероглазая пленительница, оборотница Абигейл, подоспели как раз к самому началу представления под названием "Кара небесная". В исполнении Гостей, вышедших к доковой зоне со стороны южного берега, он был неотразим. Скрыться от теплового оружия, в минуты превратившего складов и причалов в пожарище, в самом деле удалось очень немногим; жаль, попытку перейти реку вброд, завершившуюся сумасшедшим балетным па и падением одного из треножников, оценить было почти некому. Хотя, вероятно Лоуренсу и Абигейл, успевшие укрыться в стоящем на отшибе кирпичном здании,  и повезло рассмотреть хоть часть этого грандиозного зрелища.
А вот совсем не дружеская компания, собравшаяся на клипере князя Кристиана Эстерхази, похоже, слишком увлечена внутренними выяснением отношений. Опасно, очень опасно. Ведь огонь оснащённые Гости могут доставить и на дом, и тогда новообращённая вампиресса Кэтрин Олдридж  не успеет не то что насладиться дарованной почти вечностью, но даже оценить все плюсы и минусы новой сущности.
Хаос -  пожалуй, самое короткое и точное определение, которое  можно дать обстановке, сложившейся в Лондоне к ночи. Южная часть города значительно разрушена, средства коммуникации не действуют как на юге, так и в Большом Лондоне, который также, наравне с южными районами, уже активно "исследуется" Гостями. Слишком активно и навязчиво, для того чтобы у кого-то возникало желание пойти им навстречу, а не рвануть в другую сторону, и желательно - до того, как они появятся в поле зрения. Грех винить лондонцев во внезапно испортившей их негостеприимности. Никто не хочет наблюдать разрушение родного города, и тем более - попадать в статистику жертв незваных пришельцев, ещё не подсчитанных, но уже обещающих очередной устрашающе обильный урожай, радоваться которому будет совершенно некому. Похоронные бюро тоже закрыты и брошены спешно бежавшими  владельцами.
Кварталы и целые районы, где уже прошлись Гости, обезлюдели; кто успел бежать - бежал, кто не успел - тот погиб или забился  в подвалы, глубину крупных зданий и прочие более-менее надёжные щели.
И бегство ещё не завершено, бегство из Лондона  продолжается. Ближе к восточным окраинам, ещё не тронутым Гостями, дороги из города забиты тянущимся подальше от гибнущей столицы транспортом. А в самом городе  и пригородах начинает расцветать мародёрство и все прочие неприятные побочные эффекты, неизбежно сопутствующие всякой  анархии, неразберихе и панике.

0

29

Вакансия от игрока

http://sa.uploads.ru/1rn9t.jpg

Имя персонажа:
Оливер Берримор Купер (или любое другое на выбор претендента на роль)
Возраст:
на усмотрение, но не меньше 30 лет.
Пол:
мужской
Раса:
любая, но если персонаж  ликан, то назначен (или восстановлен в должности) уже после переворота 25 декабря 1901 года.
Статус\профессия\положение:
до 25 декабря 1901 ода - один из офицеров Скотленд Ярда, от инспектора любого из отделов до помощника  комиссара; в последнем случае просто остаётся в своём звании, становясь фактическим и.о. главы Столичной полиции.
Характер:
пунктуален, ответственен, наблюдателен. Предан своему делу, не покинул стены Ярда накануне штурма штаб-квартиры Гвардией,  продолжил координировать действия и в обстановке хаоса, посеянного появлением Гостей и переворотом,  и практического отсутствия связи с дальними участками города.  Любит хорошее красное вино, не позволяя пр этом  своей любви идти вразрез с долгом,  и не любит панибратства, требуя от подчинённых строгого соблюдения  субординации -  не лишён некоторого тщеславия, хотя к младшему составу Скотленд Ярда относится вполне по-человечески, не держа его за расходный материал. (Пункт можно дополнять или частично менять на своё усмотрение)
Внешний вид:
на выбор игрока
Краткая история:
истории известны редкостные индивиды, умудрившиеся пройти всю лестницу от констебля до старшего офицера Столичной полиции. Но к нашему герою это не относится. Сын не титулованных, но обеспеченных, не лишённых известности в кругах Лондонских буржуа родителей, не стеснялся пользоваться благами, отпущенными судьбой. С отличием закончил Королевскую военную академию. Только трезвый взгляд на жизнь и  самолюбие закрыло дорогу в армию, где отсутствие титула заведомо поставило бы молодого офицера в приниженное положение рядом с сынками лордов. И поразмыслив немного, обратил молодой, но полный здравомыслия  взгляд в сторону организации, занимавшей относительно новое, но уже достаточно прочное место в жизни столицы. (Биографию можно изменять или дополнять ключевыми пунктами соответственно истории мира и собственному видению образа).
Цели в игре:
определять непростые взаимоотношения полиции с новыми властями, будь то благоразумное сотрудничество или попытка конфронтации, координировать действия Столичной полиции.
Отношения с вашим персонажем:
непосредственное высшее начальство.

0

30

Вакансия от игрока

http://sa.uploads.ru/ka1Nc.jpg

Имя персонажа: 
Адриан Клиффорд Смит

Возраст: 
95 лет (можно менять)

Пол:
мужской

Раса:
обращённый каинит (обращён в 36 лет)

Статус\профессия\положение:
боец Гвардии Меча и Благоденствия в звании сержанта

Характер:
суровый, но справедливый. Но суровый. Суров настолько, что младшие по званию предпочитают не заикаться при Смите вслух даже о его справедливости. Педантичен, требователен к другим почти так же, как к себе самому, но не из-за склонности к тирании, а от полного здравомыслия рассуждения: для людей их призвания строгая дисциплина, отсутствие расхлябанности, нещадная  муштра тела и духа повышает  не только успешность выполнения поставленных задач, но и элементарное выживание.  Дух братства впитал очень крепко, так что при всей внешней жёсткости чувствует ответственность за находящихся в подчинении гвардейцев, "слуга царю, отец солдатам" - самая краткая, но точная характеристика Смита. Безнадёжно паршивых овец способен отсеивать собственной рукой безо всяких раздумий - во многом  исходя из тех же соображений. Из тех, кто  не задумывается ни перед тем как дать в зубы, ни после, ибо всегда уверен в том что делает.
Братству предан, но довольно своеобразно, его мир - это в первую очередь боевые отряды клана, из которых и была сформирована гвардия. Подобно многим старым заматеревшим воякам,  Смит считает  себя частью боевых сил, не смешивая их в собственном восприятии с политическим ядром организации и воспринимая как что-то неотъемлемое, но достаточно самостоятельное, как армия при государстве.
Постулаты клана чтит, но относится к ним трезво, без слепого фанатизма, оставляя за собой право на собственное негласное мнение относительно приверженности всяческим мистицизмам, предсказаниям и  ритуалам.

Внешний вид:
рост ближе к высокому, чем к среднему (178см), короткие русые волосы, грубо скроенное лицо, крупный прямой нос, серые глаза. Телосложение внушительное, массивные плечи и шея, убедительные кулаки, небольшое количество возрастной жировой прослойки может внушить беспечным мысли о неповоротливости, но заблуждение быстро лечится зрелищем того, насколько стремительным способно  быть тренированное тело сержанта. 
Выглядит на возраст, в котором был обращён: около сорока лет.

Краткая история:
Адриан Клиффорд Смит не является урождённым каинитом и до определённого момента  не подозревал о существовании Братства и кровопотребляющих соотечественниках. Образно выражаясь, Смита можно было назвать сыном Ост-Индской компании и жестоко изнасилованной Индии, в итоге сдавшейся и подарившей одному из офицеров  английской армии вопящий комок плоти и мужского пола. Сын солдата и внук солдата, Адриан рос на бивуаках, впитывая совсем не магический дух жаркой страны и отношений, построенных на субординации, попутно получая образование от подвернувшихся частных преподавателей. Худо-бедно, но счёту, письму и прочим первостепенным премудростям образования Смит выучился по большей части именно там, на жарких ладонях  Индии. Но себя-человека потерял уже после свидания с владычицей-Англией,  под пересушенным небом Афганистана, когда  преданно вытаскивая с поля боя израненного командира действительно спас ему жизнь, но... очень неожиданным и откровенно пугающим способом. Однако, каинит повёл себя как истый джентльмен и оставил Смиту жизнь, подарив в придачу  почти бессмертие и инструкцию по его правильному использованию.
С тех пор утекло много воды. Смит успел вернуться в Англию, обзавестись семьёй, пережить жену, расстаться с которой пришлось гораздо раньше, чем смерть навсегда успокоила бедную "овдовевшую" женщину. Объяснить любимой и очень  богобоязненной супруге, отчего старость обходит его стороной, Смит так и не решился, украдкой наблюдая за тем, как растут двое нажитых детей и поддерживая семью периодическими посылками от некоего "дальнего родственника". Но настал день, когда вдова утешилась на груди нового главы семьи.
И тогда Адриан Смит женился второй раз. Новая  избранница была очень  снисходительна к странностям своих суженых и никогда не задавала праздных вопросов. Строго говоря, армия Бладборна, тогда ещё ведущая существование негласное, под грифом строгой секретности, сама выбирала себе поклонников, и качества матёрого и благоразумного солдата, тоже длительное время  находившегося под ненавязчивым, но пристальным наблюдением, были оценены по достоинству.

Цели в игре:
попытаться уберечь  остатки гвардейцев от ликанов и фанатиков вроде покойного Наставника и незабвенного братца Мартина, попытаться найти путь, альтернативный просто открытой агрессивной конфронтации, самоубийственной в условиях текущего неравенства  сил

Отношения с вашим персонажем:
командир и авторитет, собрат по выживанию

0


Вы здесь » FRIENDZONE » Ярмарка проектов. Сказочная фантастика » Отродье Каина: воздаяние


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC